Ленты новостей RSS

Главные новости Главные новости
Новости законодательства Новости законодательства
Лента новостей Лента новостей
Судебная практика Судебная практика
Обзор законодательства Обзор законодательства
Письма Минфина Письма Минфина
Обзор изменений Обзор изменений
Используйте наши ленты новостей и Вы всегда будете в курсе событий. Достаточно установить любое RSS расширение для браузера, например RSS Feed Reader

Присоединяйтесь!
Зарегистрированных пользователей портала: 510 054. Присоединяйтесь к нам, зарегистрироваться очень просто →

Судебная и арбитражная практика

Скрыть/показать ссылки администратора
Дек
17
Чт
Суд установил, что работник, направленный в краткосрочную служебную командировку, имеет право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком
Как следует из материалов дела, ФСС провел выездную проверку Общества, в ходе которой установил, что работник, находящийся на дистанционном режиме работы, в период получения ежемесячного пособия по уходу за ребенком ежемесячно направлялся в командировки в город Нижний Новгород. Поскольку в период нахождения в служебных командировках работник получал заработную плату и фактически не осуществлял уход за ребенком, проверяющие пришли к выводу, что ФСС понес расходы в виде выплаты соответствующего пособия в сумме большей, чем предусмотрено действующим законодательством.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу о недоказанности ФСС факта предоставления Обществом недостоверных сведений, влияющих на размер пособия, подлежащего выплате застрахованному лицу.

Право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому и продолжает осуществлять уход за ребенком. Служебная командировка - поездка работника по распоряжению работодателя на определенный срок для выполнения служебного поручения вне места постоянной работы. Таким образом, поездка в служебную командировку является одной из обязанностей работника. При этом трудовое законодательство не устанавливают запрета на направление в служебную командировку работника, которому установлен режим неполного рабочего времени.

В соответствии с разъяснениями Минтруда РФ и и ФСС РФ от 04.04.2000 N 26/34 к случаям отсутствия родительского ухода отнесены, в частности, служебные командировки свыше одного календарного месяца. Следовательно, краткосрочные служебные командировки работника, продолжительность которых не превышала 11 дней, не могут быть отнесены к случаям отсутствия родительского ухода, а сам работник не должен признаваться лицом, прекратившим уход за ребенком и утратившим право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком в период таких командировок; излишняя выплата ежемесячного пособия по уходу за ребенком в рассматриваемом случае отсутствует. При таких обстоятельствах Суд пришел к выводу, что суды сделали правильный вывод о том, что ФСС не представил доказательств, подтверждающих факт представления Обществом недостоверных сведений, влияющих на размер подлежащего перечислению пособия застрахованному лицу.
Ноя
27
Пт
При отсутствии учета доходов и расходов, либо ведении учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги, сумма налога определяется расчетным способом
Как следует из материалов дела, Предприниматель в проверяемых налоговых периодах (2010, 2011, 2012 годы) осуществлял реализацию продуктов питания (фрукты, овощи, зелень), применяя систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход (далее – ЕНВД) в отношении всей осуществляемой им деятельности. В ходе проверки Инспекцией установлено, что заявителем в проверяемом периоде помимо торговли на основе договоров розничной купли-продажи на систематической основе осуществлялась реализация товаров в адрес ИП по договорам, имеющим признаки договоров поставки, то есть осуществлялась оптовая торговля, не подпадающая под налогообложение ЕНВД. Инспекцией составлен акт и принято решение о привлечении Предпринимателя к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым налогоплательщику предложено уплатить недоимку по налогам в общей сумме 3 467 321 руб. (в том числе НДФЛ в размере 1 363 485 руб., НДС в размере 2 103 836 руб.), пени в размере 787 090,12 руб., а также штрафные санкции по статьям 119 и 122 НК РФ в общем размере 787 090 руб. Не согласившись с решением Инспекции, Предприниматель обжаловал его в Управление Федеральной налоговой службы, решением которого апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения. Указанные обстоятельства явились основанием для обращения Предпринимателя в арбитражный суд.

Суд считает, что по эпизоду признания недействительным решения Инспекции относительно доначисления НДС (пени, штрафов) судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции исходя из следующего. Поскольку при рассмотрении дела судами не дана всесторонняя оценка доводам Инспекции относительно отсутствия у Предпринимателя права на применение положений статьи 145 НК РФ в течение всего проверенного периода даже при наличии соответствующего заявления, не обоснованы мотивы признания правильным представленного Предпринимателем расчета выручки в целях применения статьи 145 НК РФ, у суда кассационной инстанции отсутствует возможность для принятия нового судебного акта, в связи с чем дело в указанной части подлежит направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Суд отметил, что при новом рассмотрении дела суду следует всесторонне, полно и объективно исследовать все имеющиеся материалы, в том числе проверить правомерность доначисления НДС с учетом возможного использования Предпринимателем права на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика НДС, определить наличие у него данного права на основании представленных им документов с учетом ограничений размера выручки, установленных пунктом 1 статьи 145 НК РФ; а также с учетом документов, подтверждающих право на налоговые вычеты и связанных с реализацией товара по договорам поставки; предложить Предпринимателю обосновать возражения относительно доначисления НДС за 1 и 2 кварталы 2010 года с учетом того, что его уведомление об использовании права на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика НДС относится к периоду начиная с 3 квартала 2010 года.
Ноя
20
Пт
Неустойки и иные виды ответственности, предусмотренные гражданским законодательством, в силу положений главы 21 НК РФ не признаются объектом обложения НДС
Решение инспекции признано недействительным в части предложения уплатить НДС в размере 645 228 рублей, пени по НДС в размере 103 126 рублей. В удовлетворении заявленных требований в остальной части отказано. В кассационной жалобе инспекция, оспаривая принятые по делу судебные акты, ссылается на нарушение судами норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита охраняемых законом публичных интересов. Основанием для доначисления оспариваемых сумм НДС послужил вывод налогового органа о занижении налогоплательщиком налоговой базы в связи с невключением в нее сумм штрафных санкций, выплаченных обществу в результате перерасхода покупателями объема поставляемого газа. По мнению инспекции, указанная неустойка подлежит включению в налогооблагаемую базу в качестве сумм, связанных с оплатой реализуемого налогоплательщиком товара.

Изучив изложенные в жалобе доводы и принятые по делу судебные акты, судья Верховного Суда РФ приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 7 статьи 291.6 АПК РФ, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ. Верховный суд указал, что суды пришли к правильному выводу, что суммы неустойки, полученные налогоплательщиком по договорам, не связаны с оплатой реализуемого товара и не подлежат включению в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль. Неустойки и иные виды ответственности, предусмотренные гражданским законодательством, в силу положений главы 21 Налогового кодекса не признаются объектом обложения НДС. Суд отметил, что указанная позиция соответствует сложившейся судебно-арбитражной практике.
Сам по себе факт направления отчета в пределах установленного срока почтовым отправлением, которое не было получено ПФР, не свидетельствует об исполнении обязанности отправки отчета и об отсутствии вины плательщика страховых взносов в допущенном нарушении
ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением признании недействительным решения Управления ПФР и обязании возвратить денежные средства в сумме 71 559,52 руб. По мнению Общества, Управлением не доказана вина ООО в совершении правонарушения, поскольку заявителем отчетность была сдана в организацию связи до двадцати четырех часов последнего дня срока. ООО указывает на то, что организация, с которой заключен договор на оказание услуг по ведению бухгалтерского учета и составлению бухгалтерской отчетности, своевременно (17.02.2014) был сдан в отделение почтовой связи расчет за 2013 год, однако в результате технической ошибки работника отделения почтовой связи расчет по начислению и уплате страховых взносов за 2013 был направлен не в адрес Управления, а в адрес налоговой инспекции. Таким образом, по мнению заявителя, в действиях Общества отсутствует состав вмененного правонарушения и вина в совершении правонарушения.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы, указав следующее. Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды первой и апелляционной инстанций, исходили из того, что сам по себе факт направления отчета в пределах установленного срока почтовым отправлением, которое не было получено Управлением, не свидетельствует об исполнении обязанности отправки отчета и об отсутствии вины плательщика страховых взносов в допущенном нарушении, в связи с чем ответственность по пункту 1 статьи 46 Закона N 212-ФЗ в виде наложения штрафа в сумме 71 559,52 руб. применена к заявителю правомерно. ООО должно было представить в ПФР расчет по начисленным и уплаченным страховым взносам за 2013 год не позднее 15.02.2014. Фактически Обществом расчет был представлен 14.05.2014, то есть с нарушением установленного срока. Отклоняя доводы Общества и признавая правомерным привлечение к ответственности по пункту 1 статьи 46 Закона N 212-ФЗ, суды обоснованно исходили из того, что Общество не проявило должной степени заботливости и осмотрительности при направлении отчетности в территориальный орган ПФР по месту учета, не проверило сведения, содержащиеся в почтовой квитанции, не проконтролировало действия организации, оказывающей услуги по ведению бухучета, и не проверило поступление и прием отчетности Управлением. Доказательств возврата данного письма как ошибочно направленного, так и доказательств, подтверждающих, что техническая ошибка произошла именно по вине работника отделения почты (сообщение отделения связи, запросы в отделение почты, ответы, переписка и т.д.) в материалы дела не представлено. С учетом изложенных обстоятельств суды пришли к верному выводу о том, что Фонд правомерно привлек Общество к ответственности в виде финансовых санкций за несвоевременное представление расчета по начисленным и уплаченным страховым взносам, как лицо, на которое законом возложена обязанность предоставления указанной отчетности.
Ноя
13
Пт
Довод о тяжелой финансовой ситуации в стране, повышением цен и резкой курсовой разницей доллара США, ухудшением финансового положения общества не является основанием для снижения установленной договором ответственности
Как следует из материала дела и установлено судами, между истцом (поставщик) и ответчиком (покупатель) заключен договор, по условиям которого поставщик принял обязательство передать покупателю товар производственно-технического назначения, в количестве, ассортименте, сроки и на условиях, определенных в приложениях, подписываемых на каждую партию товара. Ответчик несвоевременно исполнил обязательство по оплате товара, в связи с чем в соответствии с п. 6.1 договора истцом начислена неустойка. п. 6.1. предусмотрена ответственность покупателя в случае просрочки оплаты в виде неустойки в размере 0,1% от суммы платежа за каждый день просрочки. Ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по оплате товара послужило основанием для обращения в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности, неустойки, а также процентов за пользование коммерческим кредитом. В обоснование кассационной жалобы ответчик ссылается на то, что неустойка за товарный кредит не подлежит удовлетворению, поскольку ответчик договорился с истцом об отсрочке платежа. Также ответчик считает, что поскольку в спорном договоре стоит подпись лица, неуполномоченного на заключение договора, он считается недействительным. Кроме того, заявитель жалобы указывает на чрезмерность взысканных судебных расходов.

Изучив материалы дела, суд не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов, указав следующее. Факт получения товара по спорным накладным установлен судами, подтверждается товарными накладными и ответчиком не опровергнут. При таких обстоятельствах суды пришли к обоснованному выводу о наличии обязанности ответчика по оплате товара. Поскольку материалами дела подтверждены факт и размер задолженности, доказательств уплаты которой ответчиком не представлено, требования истца правомерно удовлетворены в указанном размере. Суды правомерно указали, что договором может быть установлена обязанность продавца уплачивать проценты на предварительно полученную от покупателя сумму со дня получения этой суммы от покупателя до дня передачи товара либо возврата денежных средств продавцом при отказе покупателя от товара. В этом случае проценты взимаются как плата за предоставленный коммерческий кредит. Расчет проверен судом и признан обоснованным. Довод заявителя о тяжелой финансовой ситуации, связанной с внезапным кризисом в стране, повышением цен и резкой курсовой разницей доллара США, ухудшением финансового положения общества правомерно отклонен судами и не является основанием для снижения установленной договором ответственности.
Ноя
6
Пт
Суд дал ответы на вопросы, связанные с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан
Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснения по вопросам, связанных с введением в действие новых положений Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", регулирующих процедуры, применяемые в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан, в целях правильного и единообразного их применения.

Так, в частности суд сообщил следующее:
Для целей возбуждения дел о банкротстве граждан учитываются в том числе требования кредиторов и уполномоченного органа, возникшие до 1 октября 2015 года.

При наличии у должника статуса ИП возможно возбуждение и рассмотрение только одного дела о его банкротстве. Возбуждение и рассмотрение одновременно двух дел о банкротстве такого лица – как гражданина и как индивидуального предпринимателя – не допускается.

Банкротство крестьянских (фермерских) хозяйств осуществляется по общим правилам Закона о банкротстве с особенностями, установленными параграфом 3 главы Х указанного Закона.

Если будет установлено, что должник представил заведомо недостоверные сведения либо совершает действия, направленные на сокрытие имущества, его незаконную передачу третьим лицам, абзац седьмой пункта 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве не подлежит применению даже при наличии у должника доходов, позволяющих погасить задолженность в непродолжительный период времени, поскольку указанные обстоятельства свидетельствуют о совершении должником действий, направленных на уклонение от погашения имеющейся у него задолженности (статья 10 ГК РФ).

Следует учитывать, что дело о банкротстве гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, может быть прекращено арбитражным судом на любой стадии на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве (отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему).

Поступившее в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, решение собрания кредиторов об одобрении плана реструктуризации долгов является достаточным основанием для назначения судебного заседания по рассмотрению вопроса об утверждении плана. В этом случае ходатайство участвующих в деле лиц об утверждении плана реструктуризации не требуется.

На основании пункта 4 статьи 213.17 Закона о банкротстве по ходатайству лица, участвующего в деле о банкротстве должника, арбитражный суд вправе утвердить план реструктуризации долгов в том случае, если этот план не одобрен собранием кредиторов.

Суд, рассматривающий дело о банкротстве, утверждает план реструктуризации долгов (как одобренный, так и не одобренный собранием кредиторов) только в том случае, если он одобрен должником, поскольку должник является непосредственным его участником и исполнение плана обычно осуществляется им самим, а также поскольку должник обладает наиболее полной информацией о своем финансовом состоянии и его перспективах. Одобрение плана должником может быть выражено как в форме письменного заявления, так и сделано устно в ходе судебного заседания по рассмотрению вопроса об утверждении плана. В последнем случае факт одобрения плана должником отражается в протоколе судебного заседания. Утверждение плана без одобрения должника возможно только в исключительном случае, если будет доказано, что несогласие должника с планом является злоупотреблением правом. Например, если не обладающий ликвидным имуществом должник, стабильно получающий высокую заработную плату, в целях уклонения от погашения задолженности перед кредиторами за счет будущих доходов настаивает на скорейшем завершении дела о его банкротстве и освобождении от долгов.

При рассмотрении дел о банкротстве граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе его правами на достойную жизнь и достоинство личности).

В случае смерти лица, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, суд выносит определение о дальнейшем рассмотрении дела по правилам параграфа 4 главы X Закона. В этом случае лица, указанные в пункте 2 статьи 223.1 Закона о банкротстве, привлекаются судом к участию в деле о банкротстве в качестве заинтересованных лиц по вопросам, касающимся наследственной массы, с правами лица, участвующего в деле о банкротстве. Указанные лица должниками по смыслу Закона о банкротстве не становятся. Имущество наследников, не составляющее наследственное имущество, в конкурсную массу не включается. Кредиторы наследников, обязательства перед которыми возникли не в связи с наследованием, в деле о банкротстве гражданина в случае его смерти не участвуют.

Положения второго предложения абзаца третьего пункта 2 статьи 213.11 Закона о банкротстве не применяются к исковым заявлениям, производство по которым возбуждено до 1 октября 2015 года и не окончено на эту дату. Рассмотрение указанных заявлений после 1 октября 2015 года продолжает осуществляться судами, принявшими их к своему производству с соблюдением правил подсудности.
Ноя
5
Чт
Суд признал частично недействительным решения налогового органа, исходя из того, что налоговым органом не доказана нереальность сделок общества со спорными контрагентами
В кассационной жалобе налоговый орган просит отменить принятые по делу судебные акты, ссылаясь на несоответствие выводов судов обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Как установлено судами, оспариваемый ненормативный правовой акт принят налоговым органом по результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки. Основанием для его принятия явился вывод налогового органа о неправомерно заявленных Обществом налоговых вычетах по счетам-фактурам (приобретение спиртосодержащей продукции), а также по оплате данных услуг и товаров, поскольку налоговый орган посчитал, что счета-фактуры содержат недостоверные сведения и не подтверждают реальность хозяйственных операций Общества с указанными контрагентами. Кроме того, налоговый орган пришел к выводу о том, что расходы по приобретению и содержанию автомобилей, а также налоговые вычеты по НДС по операциям приобретения автомобилей, необоснованны, поскольку автомобили не использовались в деятельности Общества, в том числе для совершения операций, облагаемых НДС.

Рассматривая доводы кассационной жалобы, суд кассационной инстанции находит, что сделанные судами выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Оценив доказательства, представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений, суды пришли к правильному выводу о том, что налоговым органом не доказана нереальность сделок Общества со спорными контрагентами, а расходы при исчислении налога на прибыль и налоговые вычеты при исчислении НДС на основании документов, составленных от имени указанных контрагентов, заявлены Обществом правомерно.
Окт
28
Ср
Удовлетворив иск о взыскании задолженности и пеней, суд исходил из факта просрочки внесения арендных платежей
Как следует из материалов дела, ОАО (арендодатель) и ООО (субарендатор) 30.04.2012 заключили договор субаренды нежилого здания. По акту приема-передачи от 01.05.2012 здание и находящееся в нем имущество переданы субарендатору. Размер арендной платы состоит из постоянной и переменной частей. 31.12.2013 между сторонами заключено соглашение о расторжении с указанной даты договора субаренды, в котором зафиксирован размер задолженности на дату расторжения договора (1 808 606 руб. 40 коп.) и установлен график ее погашения. Ссылаясь на наличие просроченной задолженности по арендным платежам за период с 01.04.2014 по 31.12.2014 и обязанность субарендатора уплатить пени, ОАО обратилось в арбитражный суд с настоящим иском. Суд первой инстанции, установив наличие просроченной задолженности по договору и соглашению от 31.12.2013, удовлетворил иск в заявленном размере. При этом суд руководствовался статьями 309, 310, 330, 614 ГК РФ. В кассационной жалобе ОАО, полагая, что решение вынесено по неполно выясненным обстоятельствам, имеющим значение для дела, с нарушением норм материального и процессуального права, просит решение от 13.04.2015 отменить и принять новый судебный акт – в удовлетворении иска отказать, либо направить дело на новое рассмотрение. По мнению подателя жалобы, суд неправомерно взыскал с ООО 150 717 руб. 19 коп. пеней исходя из условий пункта 5.3 договора, который на момент вынесения решения не действовал, что подтверждается соглашением от 31.12.2013 о расторжении договора. В связи с чем податель жалобы считает, что истец не вправе начислять пени за просрочку исполнения обязательства по уплате арендных платежей за период после расторжения договора субаренды, а обязан уплатить истцу проценты за пользование чужими денежными средствами, размер которых составит 42 120 руб. 75 коп. за период с 01.04.2014 по 31.12.2014.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела и проверив правильность применения судом норм материального и процессуального права, не находит оснований для отмены обжалуемого решения, указав следующее. В соответствии с пунктом 5.3 договора в случае просрочки уплаты арендной платы, а также иных платежей, связанных с исполнением договора или заключенных в связи с ним отдельных соглашений, субарендатор выплачивает пени в размере 2% от просроченной суммы за каждый календарный день просрочки до момента фактического исполнения обязанности по оплате. Ответчик не представил надлежащих доказательств внесения арендных платежей в размере и сроки, предусмотренные договором и соглашением о расторжении. Установив факт просрочки внесения арендных платежей, проверив расчет взыскиваемых сумм, суд первой инстанции правомерно взыскал с ответчика 678 227 руб. задолженности, возникшей в период действия договора, и 150 717 руб. 19 коп. пеней за нарушение сроков уплаты арендной платы. Наличие задолженности и ее размер податель жалобы не оспаривает. Довод подателя жалобы, касающийся прекращения обязательства по уплате пеней с прекращением действия договора субаренды, противоречит условиям договора, предусматривающего начисление пеней в случае просрочки уплаты платежей в связи с исполнением договора и отдельных соглашений к нему. Обязанность субарендатора по уплате арендных платежей возникла в период действия договора. При таком положении нет оснований считать, что установленное договором условие о неустойке прекратило свое действие (в связи с расторжением договора субаренды) в отношении обязанности субарендатора по уплате арендных платежей, предусмотренной соглашением от 31.12.2013.
Окт
22
Чт
Суд вправе прекратить производство по делу о банкротстве в случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов по делу о банкротстве
Из материалов дела следует, что ФНС России, ссылаясь на неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей свыше трех месяцев и наличие задолженности перед бюджетом, обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) ООО по упрощенной процедуре отсутствующего должника. При этом уполномоченным органом указано, что финансирование процедуры банкротства отсутствующего должника будет осуществлено за счет средств, выделенных из федерального бюджета. Суд первой инстанции, прекращая производство по делу, принял во внимание факт отсутствия доказательств, обосновывающих вероятность поступления в конкурсную массу денежных средств и имущества должника. Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводом суда первой инстанции, сослался на постановление ВАС РФ от 20.12.2006 N 67.

Проверив законность определения и постановления, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены, указав следующее. Из разъяснений, данных в постановлении Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 67, следует, что при подаче заявления о признании банкротом отсутствующего должника уполномоченный орган представляет доказательства, обосновывающие вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, а также полностью или частично может быть погашена задолженность по обязательным платежам и денежным обязательствам перед публично-правовым образованием, от имени которого выступает уполномоченный орган. Пунктом 5 названного постановления предусмотрено, что после принятия заявления уполномоченного органа о признании отсутствующего должника банкротом и до вынесения решения о признании его банкротом судам необходимо проверять, являются ли требования уполномоченного органа по уплате обязательных платежей законными и обоснованными, не утрачена ли возможность принудительного взыскания обязательных платежей в установленном законодательством порядке. При этом судам следует учитывать, что бремя доказывания названных обстоятельств возлагается на уполномоченный орган. Если установлено отсутствие указанных обстоятельств либо имущества должника недостаточно для покрытия расходов по делу о банкротстве и в дело не поступили заявления иных кредиторов, готовых нести данные расходы, производство по делу о банкротстве подлежит прекращению. В этом случае юридическое лицо подлежит исключению из ЕГРЮЛ независимо от наличия или отсутствия задолженности перед бюджетом или внебюджетными фондами. В постановлении Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 N 91 "О порядке погашения расходов по делу о банкротстве" указано, что процедура банкротства отсутствующего должника применяется при согласии конкурсного кредитора или иного участвующего в деле лица финансировать расходы по делу о банкротстве, кроме уполномоченного органа. Принимая во внимание изложенные нормы и учитывая отсутствие доказательств, подтверждающих наличие у должника денежных средств и имущества (вероятность его обнаружения), достаточных для погашения расходов по делу о банкротстве, суд первой инстанции правомерно прекратил производство по делу на основании статьи 57 Закона о банкротстве, а суд апелляционной инстанции обоснованно оставил определение без изменения.
Окт
16
Пт
Суд признал, что административный орган допустил существенное нарушение порядка привлечения к административной ответственности
Как следует из судебных актов, в ходе проведенной проверки соблюдения законодательства, регулирующего производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в принадлежащем предпринимателю магазине административным органом был выявлен факт осуществления реализации алкогольной продукции без лицензии на право розничной продажи алкогольной продукции. Выявленные нарушения послужили основанием для составления административным органом в отношении предпринимателя протокола от 11.12.2014 N 137 об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ, и обращения в Арбитражный суд с настоящим заявлением. Оценив представленные в материалы дела доказательства и установив, что на момент составления протокола об административном правонарушении административный орган не располагал сведениями о надлежащем извещении предпринимателя о совершении в отношении него данного процессуального действия, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что лишив предпринимателя предоставленных ему законом прав на защиту, административный орган допустил существенное нарушение порядка привлечения к административной ответственности. Учитывая установленные обстоятельства, связанные с невручением предпринимателю определений о возбуждении административного производства и о продлении срока проведения административного расследования, суды первой и апелляционной инстанций отказали административному органу в удовлетворении заявления о привлечении предпринимателя к административной ответственности по части 2 статьи 14.1 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции указал, что направленные административным органом по месту регистрации предпринимателя уведомления о составлении протокола об административном правонарушении и неполученные им в связи с фактическим временным отсутствием по этому адресу, признаются надлежащим извещением предпринимателя о дате и месте составления протокола об административном правонарушении, в связи с чем признал неправомерными выводы судов нижестоящих инстанций о допущенных административным органом существенных нарушениях порядка привлечения к административной ответственности. Вместе с тем, поскольку на момент рассмотрения дела в суде кассационной инстанции установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ трехмесячный срок давности привлечения к ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ, истек, суд кассационной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.
Суд признал, что спорные денежные средства, полученные работником общества, не подлежат обложению страховыми взносами
Как следует из материалов дела, ФСС провел выездную проверку по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты Обществом страховых взносов на обязательное социальное страхование за период с 03.03.2011 по 31.12.2013, по результатам которой составил акт от 03.12.2014. В ходе проверки установлена неуплата страховых взносов в результате занижения базы для их исчисления на сумму прощенного долга в размере 661 200 рублей по договору займа от 05.08.2013, заключенному Обществом и его работником. Рассмотрев материалы проверки, заместитель управляющего Региональным отделением принял решение о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности на основании части 1 статьи 47 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ в виде взыскания штрафа в сумме 2523 рублей 08 копеек. В этом же решении Обществу предложено уплатить 12 615 рублей 42 копейки страховых взносов и 346 рублей 20 копеек пеней. Общество с решением Фонда не согласилось и обжаловало его в арбитражном суде. Руководствуясь статьями 15, 16, 129 ТК РФ, статьей 7 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ, Арбитражный суд Ярославской области удовлетворил заявленное требование. Суд пришел к выводу о том, что спорные денежные средства, полученные работником Общества, не подлежат обложению страховыми взносами. Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции и оставил его решение без изменения.

Рассмотрев кассационную жалобу, Арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел правовых оснований для ее удовлетворения, указав что сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда. Суды установили и материалами дела подтверждается, что Общество (займодавец) и его работник (заемщик) заключили договор займа от 05.08.2013, согласно которому займодавец передал заемщику денежные средства в сумме 661 200 рублей на оплату дорогостоящей операции, а заемщик обязался возвратить займодавцу сумму займа не позднее 31.12.2013. Полученные средства использованы работником по целевому назначению – лечение за пределами России, что подтверждается договором на оказание медицинских услуг, заключенным работником с клиникой Израиля, и платежными документами. Данный факт Фонд не оспаривает. В соответствии с соглашением о прощении долга займодавец освободил заемщика от исполнения обязательств по договору займа.
Оценив имеющиеся в деле доказательства, суды пришли к выводу о том, что предоставление работнику займа не поставлено в зависимость от его квалификации, сложности, качества, количества, условий выполнения работы, в связи с чем сумма прощенного долга по договору, с учетом его социальной направленности – оплаты лечения, не может рассматриваться в качестве оплаты труда (вознаграждения за труд). Каких-либо злоупотреблений со стороны Общества, направленных исключительно на уменьшение подлежащих уплате страховых взносов, суды не выявили. При таких обстоятельствах суды правомерно удовлетворили заявленное требование.
Окт
9
Пт
Суд признал,что заявитель правомерно, учел при налогообложении прибыли расходы на выплату суточных своим работникам, командированным в другое государство и находящимся на его территории более 183 дней в году
Как установлено судами, по результатам выездной налоговой проверки предприятия за период с 01.01.2010 по 31.12.2012 составлен акт выездной налоговой проверки и вынесено решение "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения", которым предприятие привлечено к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122, п. 1 ст. 123 НК РФ в виде взыскания штрафа в сумме 2 142 671 руб., начислены пени по налогу на прибыль организаций и НДФЛ в сумме 1 751 990 рублей, предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций в сумме 4 888 987 рублей, удержать не удержанный НДФЛ в сумме 5 824 368 рублей, внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета. Решением УФНС России решение инспекции оставлено без изменения и вступило в силу, что и стало основанием обращения предприятия в суд.

Суд, изучив материалы дела, сообщил следующее. Признавая решение инспекции частично недействительным, суды обеих инстанций обоснованно исходили из несоответствия выводов инспекции фактическим обстоятельствам дела. Установив, что на предприятии имеется локальный акт об утверждении размера командировочных расходов, включая суточные, в случае направления в заграничную служебную командировку (Положение о командировках, утвержденное приказом N 180 от 31.12.2009), служебные поручения и иные первичные учетные документы, оформляющие затраты на служебные командировки, а также, что командированные сотрудники выполняли за пределами РФ лишь часть своих трудовых функций, нахождение работников в служебных командировках оформлялись приказами, служебными заданиями, авансовыми отчетами, суды первой и апелляционной инстанций правомерно пришли к выводу, что условия учета расходов на выплату суточных при налогообложении предприятием соблюдены. Доводы кассационной жалобы сводятся к иной интерпретации обстоятельств дела и иному толкованию норм материального права. Между тем в полномочия суда кассационной инстанции иная оценка исследованных судами первой и апелляционной инстанций доказательств не входит, а неправильного применения норм права, регулирующих спорные правоотношения, судом округа не установлено.
Окт
5
Пн
Суд отказал в иске о признании недействительным решения налогового органа, поскольку доходы общества были определены на основании документов, представленных контрагентами
Как установлено судами и следует из материалов дела, общество применяло УСН с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов. Инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества, по результатам которой составлен акт и вынесено решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. В ходе проверки инспекцией установлено, что общество с 01.10.2007 утратило право на применения УСН в связи с превышением предельной величины дохода. Поскольку в проверяемый период 2010 - 2012 годы общество обязано было применять общеустановленный режим налогообложения, ему оспариваемым решением за указанные налоговые периоды начислены: налог на прибыль организаций, налог на добавленную стоимость и налог на имущество организаций, а также земельный налог за 2011 год и транспортный налог за 2012 год; на суммы неуплаченных налогов начислены пени и штрафы. Общество просит отменить обжалуемые судебные акты и направить дело на новое рассмотрение в части доначисления НДС, соответствующих пеней и штрафов за 2 квартал 2010 года, поскольку общество не согласно с их арифметическими расчетами.

Изучив материалы дела, Суд считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению. Налоговая база по налогу на прибыль организаций и НДС определена инспекцией по данным книги учета доходов и расходов общества, налоговых деклараций по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН; кассовых книг, фискальных отчетов ККТ, выписок банка, документов, представленных контрагентами общества. Расходы по налогу на прибыль организаций и налоговые вычеты по НДС налоговым органом приняты на основании документов, представленных контрагентами общества при проведении мероприятий налогового контроля. При принятии решения управлением доходы, расходы по налогу на прибыль организаций и налоговые вычеты по НДС были определены на основании документов, представленных контрагентами общества и на основании документов, дополнительно представленных обществом с возражениями. Управлением пересчитаны размеры налоговых баз по НДС по методу отгрузки, в результате чего обществу во 2 квартале 2010 года вместо выручки от реализации в размере 8 750 865 рублей была вменена выручка в размере 9 817 480 рублей. При этом обществу был предоставлен налоговый вычет в размере 1 662 619 рублей вместо 762 619 рублей, после чего обязанность по уплате НДС за 2 квартал 2010 года с суммы 812 537 рублей изменилась на сумму 104 527 рублей 40 копеек (налоговое обязательство уменьшилось на 708 009 рублей 60 копеек). Указанные обстоятельства правильно расценены судами как не нарушающие прав налогоплательщика и не свидетельствующие о вменении обществу дополнительной обязанности по уплате налога при апелляционном пересмотре решения инспекции. Расчеты налогов, пени и санкций судами проверены и признаны обоснованными.
Окт
1
Чт
Суд удовлетворил иск о признании недействительным решения ПФР
Как установлено судами и следует из материалов дела, ПФР проведена камеральная проверка ООО, по результатам которой составлен акт, направленный заказным письмом по адресу страхователя, указанному в ЕГРЮЛ. Фонд по результатам рассмотрения акта в отсутствие представителя общества, которое, по мнению фонда, было надлежащим образом извещено о времени и месте рассмотрения материалов проверки, принял решение о привлечении страхователя к ответственности по части 1 статьи 46 Федерального закона N 212-ФЗ. Полагая свои права и законные интересы нарушенными принятием указанного ненормативного правового акта, ООО обратилось в арбитражный суд с настоящими требованиями. Заявленные требования были удовлетворены. Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ПФР обратилось с кассационной жалобой в Арбитражный суд, в которой просит их отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Арбитражными судами установлено, что заказное письмо фонда, отправленное на имя ООО не было вручено указанному адресату и вручено иному лицу с нарушением правил вручения заказной письменной корреспонденции. Удовлетворив иск о признании недействительным решения ПФР, суд исходил из отсутствия у общества объективной возможности участвовать в процессе рассмотрения материалов проверки и представлять свои возражения, о нарушении прав и законных интересов проверяемого лица и, как следствие, о наличии оснований для признания решения недействительным.
О включении в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности, периода военной службы, исчисленного в льготном порядке
Оспаривая положения Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", гражданин выражает несогласие с тем, что органы ПФР и суды общей юрисдикции отказали ему в удовлетворении требований о зачете в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности, периода военной службы по призыву с октября 1985 года по ноябрь 1987 года в льготном порядке (один день военной службы за три дня работы) с применением Постановления ЦК КПСС, Совмина СССР от 17.01.83 N 59-27 "О льготах военнослужащим, рабочим и служащим, находящимся в составе ограниченного контингента советских войск на территории Демократической Республики Афганистан, и их семьям".

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что установление различного порядка зачета военной службы по призыву в выслугу лет и трудовой стаж в зависимости от того, какого вида пенсия назначается гражданину (пенсия за выслугу лет военнослужащим или трудовая пенсия по старости), будучи основанным на объективных критериях, само по себе не может рассматриваться как нарушающее принцип равенства всех перед законом либо как ограничивающее право граждан на пенсионное обеспечение (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17.06.2013 N 960-О). Разрешение же вопроса о включении в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности, периода военной службы, исчисленного в льготном порядке, требует внесения изменений в действующее правовое регулирование и не относится к компетенции Конституционного Суда РФ.
Сен
24
Чт
Суд признал недействительным распоряжения Росимущества в части определения выкупной цены в размере, превышающей установленную федеральным законом
Как установили суды первой и апелляционной инстанций, заявитель 27.12.2011 обратился в ТУ Росимущества в Самарской области с заявлением о переоформлении права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, на котором находятся принадлежащие ему на праве собственности объекты недвижимости, на право собственности. Распоряжением Территориального управления принято решение о предоставлении испрошенного земельного участка в собственность общества, при этом выкупная цена определена в 15 062 552 рубля. Не согласившись с определенной распоряжением выкупной ценой, общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Суд установил, что первоначальное обращение общества с заявлением о предоставлении ему в собственность земельного участка путем переоформления права постоянного (бессрочного) пользования имело место 27.12.2012, что основано на имеющихся в деле доказательствах. Решение об отказе в предоставлении земельного участка не принималось. Последующие обращения общества с заявлениями вызваны действиями самого территориального управления, необоснованно затягивавшего принятие решения о предоставлении земельного участка по заявлению общества, поданному до 01.07.2012. Установив данные обстоятельства, суды пришли к законному и обоснованному выводу о наличии у общества предусмотренного статьей 2 Федерального закона РФ от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса РФ" права на приобретение земельного участка в собственность по цене в 2,5% от кадастровой стоимости и правомерно признали недействительным распоряжение территориального управления в части определения выкупной цены в размере, превышающей установленную федеральным законом. Обстоятельствам, изложенным в кассационной жалобе, суды первой и апелляционной инстанции дали надлежащую правовую оценку, предусмотренных статьей 288 АПК РФ оснований для отмены обжалованных судебных актов судебная коллегия не находит.
Сен
22
Вт
О переходе права на земельный участок при переходе права собственности на объект недвижимости
Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, были удовлетворены исковые требования к гражданке о взыскании задолженности по арендной плате по договору аренды земельного участка. Суд пришел к выводу, что при переходе права собственности на объект недвижимого имущества - нежилые помещения к гражданке одновременно перешло и право на долю земельного участка под объектом недвижимости на тех же условиях, на каких оно принадлежало прежнему собственнику объекта недвижимости, т.е. по договору аренды. В удовлетворении встречных исковых требований о признании договора аренды земельного участка недействительным отказано. В своей жалобе в КС РФ гражданка просит признать не соответствующими Конституции РФ, примененные судами в деле с ее участием пункт 1 статьи 552 ГК РФ, согласно которому по договору продажи здания, сооружения или другой недвижимости покупателю одновременно с передачей права собственности на такую недвижимость передаются права на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования, и пункт 1 статьи 35 Земельного кодекса (в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 23 июня 2014 года N 171-ФЗ), а фактически - его абзац первый, устанавливающий, что при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник. По мнению заявительницы, данные законоположения, регулирующие переход и приобретение прав на земельный участок, позволяют применять их для определения момента возникновения обязательств по договору аренды земельного участка, о наличии которых покупатели объекта недвижимости на момент заключения и регистрации договора купли-продажи этого объекта не знали, а также возлагать на них обязанность по исполнению договора аренды земельного участка.

Суд, изучив представленные заявительницей материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению, указав, что оспариваемые положения пункта 1 статьи 552 ГК РФ и пункта 1 статьи 35 ЗК РФ (как в ныне действующей, так и в оспариваемой редакции) направлены на определение юридической судьбы земельного участка, на котором расположен объект недвижимого имущества, при продаже данного объекта в случаях, когда продавец не является собственником земельного участка, и не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы, указанные в жалобе.
Сен
17
Чт
Страховые взносы подлежат начислению на вознаграждения членам совета директоров общества, выполняющим управленческие функции, и членам ревизионной комиссии, выполняющим контрольные функции
Управлением Пенсионного фонда проведена выездная проверка общества на предмет правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в ПФР, страховых взносов на обязательное медицинское страхование в ФФОМС и ТФОМС, своевременности, достоверности и полноты представления сведений индивидуального (персонифицированного) учета застрахованных лиц плательщиком страховых взносов за период с 01.01.2011 по 31.12.2013, по результатам которой, уполномоченный орган пришел к выводу о занижении обществом в 2011 - 2013 годах базы для начисления страховых взносов, в связи с невключением в базу выплат вознаграждений членам совета директоров, членам ревизионной комиссии и секретарю совета директоров ОАО. Общество было привлечено к ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 47 Закона N 212-ФЗ, в виде взыскания штрафа. Кроме того, ему были начислены пени по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование и обязательное медицинское страхование. Не согласившись с решением в части доначисления страховых взносов в общей сумме 45 596 руб., соответствующих пеней, штрафа по части 1 статьи 47 Закона N 212-ФЗ, общество обратилось с заявлением в арбитражный суд, который на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств установил фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, и правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований в части. Не согласившись с принятыми судебными актами, общество обратилось с кассационной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда в части отказа в удовлетворении заявленных требований отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований в полном объеме. По мнению подателя кассационной жалобы, поскольку выплаты вознаграждения членам совета директоров, членам ревизионной комиссии и секретарю совета директоров за проверяемый период производились не на основании трудовых или гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, а на основании решений общего собрания акционеров, такие выплаты в силу части 1 статьи 7 и части 1 статьи 8 Закона N 212-ФЗ не являются объектом обложения страховыми взносами.

Суд, рассмотрев дело, указал следующее. Деятельность совета директоров акционерного общества и отношения между советом директоров, а также ревизионной комиссией и самим обществом регулируются нормами гражданского законодательства. Эти отношения являются гражданско-правовыми. Поскольку выплата вознаграждения членам совета директоров общества связана с выполнением ими управленческих функций, а членов ревизионной комиссии - с выполнением ими контрольных функций, то вывод судов о том, что страховые взносы подлежат начислению на данное вознаграждение, является верным. Учитывая вышеизложенное доводы кассационной жалобы, подлежат отклонению, поскольку основаны на ошибочном толковании норм материального права, не опровергают обстоятельств, установленных судом обеих инстанций при рассмотрении настоящего дела, и не влияют на законность обжалуемых судебных актов. Учитывая, что суды правильно установили обстоятельства по делу, верно применили нормы материального права и не допустили нарушений норм процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют законные основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов в оспариваемой части.
Сен
14
Пн
Отказав в иске, суд исходил из недоказанности события административного правонарушения ввиду нарушения истцом процедуры составления протокола осмотра, предусмотренной ст. 27.8. КоАП РФ
Как следует из материалов дела, на основании заявления общества о переоформлении ранее выданной лицензии на розничную продажу алкогольной продукции административным органом проведена внеплановая выездная проверка на торговом объекте, в ходе которой установлено нарушение требований законодательства в области продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции, а именно осуществление оборота алкогольной продукции без сопроводительных документов. Усмотрев в этих действиях общества состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.16 КоАП РФ, управление составило протокол об административном правонарушении и обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности. Управление указывает, что настоящая проверка проводилась в отсутствие законного представителя ООО в связи с его личной просьбой, при этом осмотр помещений произведен в присутствии работника данного общества и двух понятых. Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о недоказанности события административного правонарушения ввиду нарушения административным органом процедуры составления протокола осмотра, предусмотренной статьей 27.8. КоАП РФ.

Суд, рассмотрев дело, указал следующее. Суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что протокол осмотра с приложенными к нему фотоматериалами не может быть принят в качестве надлежащего доказательства, подтверждающих оборот алкогольной продукции без сопроводительных документов в помещении, поскольку составлен с нарушением статьи 27.8 КоАП РФ. Кроме того управлением не доказан факт принадлежности такой продукции именно общества. Следовательно вывод судов о том, что административный орган в нарушение статьи 65 АПК РФ не доказал вину общества в совершении вменяемого административного правонарушения является законным. При таких обстоятельствах арбитражные суды обоснованно отказали обществу в удовлетворении заявленного требования.
Авг
5
Ср
Для взыскания упущенной выгоды необходимо установить реальную возможность получения упущенной выгоды и ее размер
Судами по материалам дела установлено, что на основании заключенного договора аренды нежилых помещений от 28.09.2010 предприниматель (арендодатель) предоставил ОАО (арендатор) во временное пользование нежилые помещения. ОАО по передаточному акту от 01.08.2014 возвратило предпринимателю арендуемые помещения, имущество и ключи. Предприниматель направленным предарбитражным предупреждением от 03.09.2014 потребовал погасить образовавшуюся задолженность по арендной плате в размере 384 875 руб. и убытки в сумме 243 954 руб. Дополнительным соглашением об устранении недостатков арендуемого помещения, подписанного сторонами 25.09.2014 к договору, стороны определили размер компенсации в сумме 200 000 руб., подлежащей перечислению обществом предпринимателю в срок не более 7 рабочих дней с даты подписания данного соглашения. Указывая на то, что общество в полном объеме не погасило задолженность по арендной плате, не произвело своевременно текущий ремонт арендуемых помещений, не возместило сумму убытков, предприниматель обратился в арбитражный суд с иском. Удовлетворяя заявленные предпринимателем требования в части взыскания основного долга и неустойки за просрочку исполнения обязательства, суды исходили из доказанности наличия задолженности общества перед предпринимателем, обоснованности начисления неустойки. При этом суды отказали в удовлетворения требования о взыскании упущенной выгоды в виде неполученных арендных платежей, придя к выводу о недоказанности наличия обстоятельств, необходимых для ее взыскания. В поданной кассационной жалобе предприниматель, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, просит судебные акты отменить в части отказа в удовлетворении заявленных требований о взыскании упущенной выгоды, в этой части принять новый судебный акт. По утверждению предпринимателя, факт возникновения упущенной выгоды и ее размер подтверждены материалами дела.

Суд кассационной инстанции считает возможным согласиться с выводами судов об отказе в удовлетворении требования о взыскании упущенной выгоды. По материалам дела судами установлено, что требование предпринимателя о взыскании упущенной выгоды в виде неполученной арендной платы основано ссылкой на невыполнение обществом работ по приведению арендованных помещений в первоначальное состояние и на заключенный предварительный договор аренды с иным лицом - предпринимателем А.В., который вследствие задержки заключения основного договора аренды в последующем отказался от аренды. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. Поэтому, для взыскания упущенной выгоды необходимо установить реальную возможность получения упущенной выгоды и ее размер. Отказывая во взыскании упущенной выгоды, суды пришли к обоснованному выводу о недоказанности предпринимателем наличия и размера упущенной выгоды в связи с неисполнением обществом обязательств по договору аренды. Суды правомерно исходили из того, что заключение предпринимателем предварительного договора аренды не свидетельствует о вероятности наступления последствий в виде заключения основного договора аренды; размер упущенной выгоды рассчитан без учета затрат, которые предприниматель должен был нести в результате хозяйственной деятельности на содержание спорного имущества. Кроме того, не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что предпринимателем были предприняты все меры с целью предотвращения образования убытков в виде упущенной выгоды. При должной степени заботливости и осмотрительности, с учетом заключенного предварительного договора аренды предприниматель мог заблаговременно позаботиться о возврате имущества в исправном состоянии. Таким образом, предприниматель не доказал всей совокупности условий, необходимых для взыскания упущенной выгоды. Суд кассационной инстанции считает правомерным вывод судов об отказе в удовлетворении требования о взыскании упущенной выгоды.

Ведется подготовка документа. Ожидайте