Ленты новостей RSS

Главные новости Главные новости
Новости законодательства Новости законодательства
Лента новостей Лента новостей
Судебная практика Судебная практика
Обзор законодательства Обзор законодательства
Письма Минфина Письма Минфина
Обзор изменений Обзор изменений
Используйте наши ленты новостей и Вы всегда будете в курсе событий. Достаточно установить любое RSS расширение для браузера, например RSS Feed Reader

Присоединяйтесь!
Зарегистрированных пользователей портала: 510 054. Присоединяйтесь к нам, зарегистрироваться очень просто →

Судебная и арбитражная практика

Скрыть/показать ссылки администратора
Авг
5
Ср
Взыскание арендной платы за фактическое использование арендуемого имущества после истечения срока действия договора производится в размере, определенном этим договором
Из материалов дела следует, что 01.10.2013 между обществом (арендатором) и предпринимателем (арендодателем) заключен договор аренды нежилого помещения, согласно которому обществу переданы в аренду нежилые помещения. Срок аренды установлен сторонами с 01.10.2013 по 31.08.2014. Обращаясь в арбитражный суд с иском, предприниматель указала на ненадлежащее исполнение обществом условий договора, что привело к образованию задолженности по уплате арендной платы за период с 01.06.2014 по 31.08.2014. Арбитражный суд первой инстанции, оценив представленные в дело доказательства, пришел к выводу о частичном удовлетворении исковых требований, поскольку материалами дела подтверждается наличие воли ответчика на расторжение договора и фактическое освобождение помещений 06.06.2014. Ответчик обязан оплатить пользование помещениями за период с 01.06.2014 по 06.06.2014 в размере 68 257,99 и с учетом оплаты в июне 2014 65000 руб. в счет арендных отношений удовлетворению подлежат требования истца на сумму 3 257,99 руб. Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции, однако наличие отказа истца от части требований явилось основанием для прекращения производства по делу в этой части, в сумме 682 580 руб.

Судебная коллегия, отклоняя доводы кассационной жалобы, исходит из установленных судом обстоятельств и следующих норм права. Арендодатель, требующий от арендатора внесения арендной платы, обязан доказать предоставление последнему имущества в пользование, а арендатор – факт внесения платежей за пользование этим имуществом. Прекращение договора аренды само по себе не влечет прекращения обязательства по внесению арендной платы, оно прекращается надлежащим исполнением арендатором обязательства по возврату имущества арендодателю. Взыскание арендной платы за фактическое использование арендуемого имущества после истечения срока действия договора производится в размере, определенном этим договором. Согласно пункту 7.8 договора, он может быть расторгнут в одностороннем порядке, при этом сторона, выступившая инициатором расторжения договора, должна предупредить об этом другую сторону за три месяца до момента расторжения договора в письменном виде. Судами установлено и следует из представленных в дело доказательств, что общество письмом уведомило предпринимателя о расторжении с 01.05.2014 договора в связи с тяжелым финансовым состоянием предприятия, а также о графике освобождения арендуемых площадей (1 – 10 апреля – складские; 11 – 20 апреля – производственные; 21 – 30 апреля – офисные) письмом от 10.02.2014. Указанные письма вручены истцу 28.02.2014. Принимая во внимание предусмотренный договором альтернативный вариант вручения писем под роспись, суды обосновано пришли к выводу о расторжении договора по истечении трех месяцев с момента уведомления об этом арендодателя – 31.05.2014. Между тем, судами установлено, что в материалы дела представлены доказательства, подтверждающие, что общество после расторжения договора (31.05.2014) фактически осуществляло хранение по разрешению истца, в июне 2014 года части оборудования в помещениях и допуск сотрудников для его вывоза, что свидетельствует о фактическом занятии спорных помещений до 06.06.2014. Отклоняя довод кассатора об отсутствии акта возврата спорных помещений, суд округа исходит из того, что акт приема-передачи здания, сооружения или помещения не является единственным допустимым доказательством возврата имущества арендодателю. Суд установил, что представленные в дело доказательства свидетельствуют о том, что фактически спорные помещения были освобождены 06.06.2014. Доказательств об использовании спорных помещений после 07.06.2014, в материалы дела не представлено. При таких обстоятельствах, установив факт оплаты обществом в июне 2014 года предпринимателю 65 000 руб., суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу, что заявленные истцом требования подлежат удовлетворению в сумме 3 257,99 руб. На основании изложенного выводы апелляционного суда являются правильными, сделаны по результатам оценки совокупности доказательств и доводов, приведенных лицами, участвующими в деле, и основаны на верном применении норм материального и процессуального права.
Июл
30
Чт
Суд пришел к выводу, что факт недостачи доказан, т.к. в актах о недостаче товара указано конкретное количество недостающего товара
Как видно из материалов дела, между Продавцом и Покупателем заключен договор поставки комплектующих изделий. Во исполнение обязательств по данному договору истец поставил ответчику продукцию, что подтверждается накладными на отпуск материалов на сторону по форме М-15. При приемке поставленной по указанным накладным продукции ответчиком составлены акты о недостаче продукции, на основании которых ответчик оформил отказы от акцепта платежных требований на общую сумму 30 945,50 руб. Считая, что акты о недостаче составлены ответчиком с нарушением положений пунктов 4.1.1, 4.1.3 приложения N 1 к договору поставки, в связи с чем у него отсутствовало право по неоплате поставленной продукции, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд, рассмотрев дело, указал следующее. В соответствии с пунктом 4.1.1 приложения N 1 к договору поставки Продавец обязан доставить и сдать товар на склад Покупателя. В товарно-транспортной накладной делается отметка о количестве сданного товара за подписью водителя или представителя Продавца и представителя Покупателя. В случае обнаружения недостачи акт не составляется. В случае отказа от подписи в товарно-транспортной накладной, удостоверяющей недостачу, одной из сторон приемка товара по количеству производится с участием представителя незаинтересованной организации. Таким образом, как верно отмечено судами предыдущих инстанций, акт составляется в случае наличия спора между сторонами и отказа представителя поставщика удостоверить недостачу в товарно-сопроводительных документах. Между тем, как установлено судами из материалов дела, поставка продукции была произведена с недостачей, которая была засвидетельствована водителем истца в акте о недостаче продукции с указанием общего количества недостающего товара. Ответчиком недостача была оформлена актом, поскольку истец осуществил доставку продукции по накладным формы М-15. Указанные обстоятельства фиксирования недостачи товара актом при отсутствии спора между сторонами договора поставки признаны судами непротиворечащими положениям пункта 4.1.1 приложения N 1 к договору поставки. Довод продавца о том, что недостача определялась взвешиванием, а не пересчетом продукции, был предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно им отклонен, так как в актах о недостаче товара указано конкретное количество недостающего товара. При таких обстоятельствах суды правомерно отказали в удовлетворении требований истца. Доводы истца, изложенные в кассационной жалобе, судом округа отклоняются, поскольку были предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций и им дана надлежащая правовая оце
Процедура исключения недействующего юрлица из ЕГРЮЛ является специальным основанием прекращения юрлица, не связанным с его ликвидацией, и может служить основанием к прекращению производства по делу применительно к п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ
Общество обратилось в суд с исковым заявлением к Товарищество о взыскании основного долга в размере 23 997,66 руб. за электрическую энергию, отпущенную в августе и сентябре 2014 года по договору энергоснабжения. Определением Арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2015, производство по делу прекращено на основании пункта 5 части 1 статьи 150 АПК РФ. Общество в кассационной жалобе просит отменить названные определение и постановление судов и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении его исковых требований, считая, что судами нарушены нормы материального и процессуального права. Общество полагает, что оснований для прекращения производства по делу не имелось, так как ответчик осуществляет оплату задолженности и не прекратил свою хозяйственную деятельность.

Как следует из имеющихся в материалах дела выписок из ЕГРЮЛ, деятельность Товарищества прекращена 05.11.2013 по решению налогового органа на основании пункта 2 статьи 21.1 Закона о регистрации, о чем 05.11.2013 внесена запись в ЕГРЮЛ. Указанные обстоятельства подтверждаются также представленными налоговым органом решением о предстоящем исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ и сведениями о публикации в соответствии с частью 3 статьи 21.1 Закона о регистрации. Согласно пункту 5 части 1 статьи 150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что организация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована. С учетом изложенного суды обоснованно пришли к выводу о том, что исключение юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании пункта 2 статьи 21.1 Закона о регистрации является специальным основанием прекращения правоспособности юридического лица, не связанным с общей процедурой его ликвидации, и может служить основанием к прекращению производства по делу применительно к пункту 5 части 1 статьи 150 АПК РФ. Данная правовая позиция также отражена в определениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.04.2013 N ВАС-3955/13, от 26.03.2013 N ВАС-2840/13. Доказательств сохранения правоспособности ответчика как юридического лица в материалы дела не представлено. В этой связи суды, установив факт исключения ответчика из ЕГРЮЛ, правомерно прекратили производство по настоящему делу.
Июл
24
Пт
Суд установил, что отказ в допуске к участию в аукционе аукционной комиссией произведен с нарушением Закона N 44-ФЗ
Как видно из материалов дела, на официальном сайте www.zakupki.gov.ru учреждение разместило извещения о проведении 12 аукционов в электронной форме на поставку технологического оборудования. Аукционная комиссия не допустила к участию в аукционе заявки от двух обществ по причине их несоответствия требованиям Закона N 44-ФЗ и аукционной документации, поскольку в заявках отсутствовала информация о гарантийном сроке эксплуатации товара. По жалобам указанных участников управление приняло решения от 17.07.2014, которыми признало учреждение нарушившим часть 5 статьи 67 Закон N 44-ФЗ. Учреждение, считая решения управления незаконными, обратилось в арбитражный суд с заявлением. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из отсутствия в данном случае у учреждения правовых оснований для отказа в допуске к участию в аукционе, предусмотренных частью 4 статьи 67 Закон N 44-ФЗ.

Изучив материалы дела, Суд считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению. Как следует протокола рассмотрения первых частей заявок, аукционная комиссия отказала в допуске к участию в аукционе, указав, что заявки не соответствуют требованиям пункта 1 части 4 статьи 67 Закона N 44-ФЗ, главе XIII аукционной документации, поскольку в заявках не предоставлена информация о конкретных показателях товара (не указана информация о гарантийном сроке эксплуатации товара). Как видно из приложения 2 к аукционной документации, показатели функциональных, технических, качественных, эксплуатационных характеристик объекта закупки установлены в таблице. Срок гарантии производителя не отнесен к характеристикам товара. Требование к наличию гарантийного срока не менее 12 месяцев со дня оформления грузополучателем акта о приеме товара предусмотрено в качестве отдельного условия аукционной документации. Суды установили, что в первых частях заявок участников содержалась информация об их согласии на поставку товара в соответствии с условиями аукционной документации. Иные гарантийные сроки участниками не предлагались. При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о том, что первые части заявок участников, содержащие согласие на поставку товара в соответствии с требованиями аукционной документации, соответствовали Закону N 44-ФЗ и документации, отказ в допуске к участию в аукционе аукционной комиссией произведен с нарушением Закона N 44-ФЗ, и обоснованно отказали в удовлетворении заявленных требований.
При реализации права на приобретение арендуемого имущества необходимо отсутствие задолженности по арендной плате за такое имущество, неустойкам на день подачи СМП соответствующего заявления
Как видно из документов и установил суд, Комитет (арендодатель) и Предприниматель (арендатор) заключили договор аренды нежилого помещения на неопределенный срок, для использования под автосервис. Комитет уведомил арендатора об отказе от договора и необходимости возврата помещения в течение одного месяца со дня получения извещения. Предприниматель обратился в Комитет с заявлением от 27.01.2014 о выкупе указанного помещения. Комитет возвратил данное заявление со ссылкой на часть 4 статьи 9 Закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ по причинам непредставления к заявке документа, подтверждающего отнесение заявителя к субъектам малого и среднего предпринимательства, и наличия по состоянию на 27.01.2014 задолженности по оплате пеней в размере 15 533 рублей 24 копеек. Посчитав, что решение о возврате заявки о приватизации имущества не соответствующим действующему законодательству и нарушающим права и законные интересы заявителя, Предприниматель обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением. Арбитражный суд решением от 17.10.2014, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 10.02.2015, отказал в удовлетворении заявления. Суды установили, что на момент подачи заявления о выкупе у Предпринимателя имелась задолженность по арендной плате в сумме 2326 рублей 40 копеек и 15 533 рублей 24 копеек пеней за просрочку платежа и указали на непредставление в качестве приложения к заявке документов, подтверждающих отнесение заявителя к субъектам малого и среднего предпринимательства. Не согласившись с данными судебными актами, Предприниматель обратился в суд с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение и постановление в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права. По мнению заявителя, у Комитета отсутствовали основания для возврата заявки. Задолженность по пеням образовалась не по вине арендатора, а в результате задержки перечисления денежных сумм банком, о чем Предпринимателю не было известно на момент обращения в орган местного самоуправления. Суды обеих инстанций не приняли во внимание имеющееся в деле письмо Комитета от 31.03.2014 о своевременно произведенной оплате. Непредставление заявителем документов, подтверждающих статус предпринимателя, не указано законодателем в качестве причины для возврата заявления о выкупе. В дополнении к кассационной жалобе заявитель ссылается на отсутствие единообразия судебной практики по аналогичному делу N А43-31132/2014 Арбитражного суда Нижегородской области.

Изучив материалы дела, суд пришел к следующему. Отношения, возникающие в связи с отчуждением из государственной собственности субъектов Российской Федерации или из муниципальной собственности недвижимого имущества, арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства регулируются Законом от 22.07.2008 N 159-ФЗ. В пункте 2 статьи 3 указанного закона предусмотрено, что в качестве одного из обязательных условий реализации преимущественного права на приобретение арендуемого имущества необходимо отсутствие задолженности по арендной плате за такое имущество, неустойкам (штрафам, пеням) на день подачи субъектом малого или среднего предпринимательства соответствующего заявления в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 9 Закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ. Материалами дела подтверждено и заявитель не оспаривает, что на день обращения Предпринимателя к уполномоченному органу с заявкой о выкупе арендованного помещения имелись просрочка внесения арендных платежей и 2326 рублей 40 копеек задолженности по арендной плате, поэтому суды правомерно исходили из норм, содержащихся в статье 3 Закона от 22.07.2008 N 159-ФЗ, и справедливо не нашли оснований для удовлетворения заявленных требований. При наличии долга в арендном обязательстве ссылка Предпринимателя на ошибочное начисление 15 533 рублей 24 копеек пеней за просрочку внесения платежа не имела правового значения для рассмотрения настоящего дела. Суд кассационной инстанции счел необходимым отметить, что Закон от 22.07.2008 N 159-ФЗ не предусматривает необходимости приложения к заявке о выкупе нежилого помещения дополнительных документов, подтверждающих отнесение заявителя к субъектам малого и среднего предпринимательства, поэтому причин для возврата заявки Предпринимателя по данному основанию у органа местного самоуправления со ссылкой на часть 4 статьи 9 Закона N 159-ФЗ не имелось. Выяснение обстоятельств о соответствии лица, обратившегося с таким заявлением, критериям малого и среднего предпринимательства имеет существенное значение при разрешении подобных споров, однако неисследование судами данных обстоятельств в рассмотренном случае не привело к принятию неправильных судебных актов. Изложенная Арбитражным судом Нижегородской области в судебном акте по делу N А43-31132/2014 правовая позиция сформирована на основании иных фактических обстоятельств, отличных от обстоятельств настоящего дела, поэтому ссылка подателя жалобы на названный судебный акт является необоснованной. В силу изложенного у окружного суда не имелось оснований для отмены обжалуемых судебных актов по доводам, приведенным в кассационной жалобе.
Июл
22
Ср
Об отсутствии правовых оснований для привлечения общества к налоговой ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 116 НК РФ
Как следует из материалов дела, должностными лицами налогового органа на основании поручения от 10.06.2014 на исполнение государственной функции по осуществлению контроля и надзора за соблюдением требований к контрольно-кассовой технике, порядком и условиями ее регистрации и применения N 21/033 проведена проверка деятельности платного туалета. Согласно акту об обнаружении фактов, свидетельствующих о предусмотренных Кодексом налоговых правонарушениях (за исключением налоговых правонарушений, предусмотренных ст. 120, 122, 123) общество осуществляет деятельность без постановки на учет в налоговом органе по месту нахождения обособленного подразделения. По результатам рассмотрения акта с учетом возражений налогоплательщика вынесено решение инспекции, которым налогоплательщик привлечен к ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 116 Кодекса, в виде взыскания штрафа в размере 100 000 руб. Налогоплательщик, полагая, что указанное решение инспекции не соответствует законодательству о налогах и сборах и нарушает его права и законные интересы, обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением. Суд первой инстанции, частично удовлетворяя заявленные требования, пришел к выводу о наличии в действиях общества состава налогового правонарушения, ответственность за которое установлена ч. 2 ст. 116 Кодекса. Вместе с тем, руководствуясь ст. 112, 112.4 Кодекса, правовой позицией, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 30.07.2001 N 13-П, учитывая смягчающие обстоятельства, снизил размер налоговой санкции в 2 раза. Суд апелляционной инстанции, отменяя судебный акт в части и удовлетворяя заявленные требования, исходил из отсутствия правовых оснований для привлечения общества к налоговой ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 116 Кодекса. В отзыве на кассационную жалобу налогоплательщик просит оставить жалобу инспекции без удовлетворения, постановление суда - без изменения, ссылаясь на отсутствие оснований для его отмены.

Суд указал, что выводы суда апелляционной инстанции являются верными, соответствуют законодательству о налогах и сборах к материалам дела, исследованным и оцененным с соблюдением требований ст. 65, 71 АПК РФ. Положения ст. 23, 83, 84 Кодекса в редакции Федерального закона Российской Федерации от 27.07.2010 N 229-ФЗ в отличие от ранее действовавших норм, устанавливающих обязанность налогоплательщика подать заявление о постановке на учет по месту нахождения соответствующего обособленного подразделения, предусматривают лишь информирование налогового органа об их создании. Апелляционным судом установлено, что заявитель в момент проведения налоговым органом проверки состоял на учете в соответствующем налоговом органе. Факт осуществления предпринимательской деятельности общества подтвержден материалами дела. Получение дохода от ведения деятельности по данному адресу обществом не оспаривается, в части размера суммы выручки, полученной обособленным подразделением, спор отсутствует. На момент привлечения общества к ответственности соответствующее сообщение в налоговый орган по месту учета налогоплательщика им направлено, о чем имеется ссылка в оспариваемом решении налогового органа. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к верному выводу о том, что у инспекции отсутствовали правовые основания для привлечения общества к ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 116 Кодекса. Кроме того, апелляционный суд указал, что налоговым органом нарушены положения ст. 82, 83 НК РФ в силу которых мероприятия налогового контроля могут быть проведены налоговым органом в отношении налогоплательщиков, состоящих на налоговом учете в данном налоговом органе.
Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего
Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, гражданину было отказано в удовлетворении иска о признании недействительным нотариально удостоверенного договора купли-продажи жилого помещения. Как указали суды, в данном деле нет доказательств, подтверждающих доводы гражданина, что оспариваемый договор был заключен им под влиянием обмана и вследствие стечения тяжелых обстоятельств. В своей жалобе в Конституционный Суд гражданин просит признать неконституционным пункт 2 статьи 179 ГК РФ, предусматривающий, что сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. По мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует статьям 35 (часть 1), 40 (часть 1), 45 (часть 1) и 48 (часть 1) Конституции РФ, поскольку сделки, совершенные с жилыми помещениями под влиянием обмана, должны рассматриваться как недействительные без признания их таковыми в суде (ничтожные сделки).

КС РФ, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что пункт 2 статьи 179 ГК, направленный на защиту права граждан на свободное волеизъявление при совершении сделок и одновременно - на обеспечение баланса прав и законных интересов обеих сторон сделки, сам по себе не нарушает конституционные права заявителя, доводы которого о заключении сделки под влиянием обмана были исследованы судами в ходе рассмотрения его дела и отклонены на основании оценки представленных сторонами доказательств.
Июл
20
Пн
П. 2 декларации об объекте недвижимого имущества соответствует требованиям федерального законодательства
Приказом Минэкономразвития России от 03.11.2009 N 447 утверждена форма декларации об объекте недвижимого имущества, пунктом 2 которой предусмотрено указание вида (названия) объекта. К.С. обратилась в ВС РФ с заявлением о признании недействующим пункта 2 Декларации в части, не допускающей составление декларации на объект незавершенного строительства, ссылаясь на то, что он противоречит пункту 3 статьи 25.3 Федерального закона от 21.07.97 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и нарушает ее право на госрегистрацию права собственности на объект недвижимого имущества в упрощенном порядке. Представитель Минэкономразвития России и Минюста России возражали против удовлетворения заявления, ссылаясь на то, что оспариваемый пункт Декларации соответствует требованиям действующего законодательства Российской Федерации и не нарушает прав заявителя.

Исследовав материалы дела, Верховный Суд РФ находит заявленное требование не подлежащим удовлетворению. Реализуя свои полномочия, Минэкономразвития России, приказом от 03.11.2009 N 447 утвердило Декларацию. Данный нормативный правовой акт прошел государственную регистрацию в Минюсте России и был официально опубликован в "Российской газете". Согласно пункту 2 Декларации в утвержденной форме должен быть указан вид (название) объекта, который конкретизирован в пунктах 2.1 (здание: дом, гараж, иное здание) и 2.2 (сооружение). Довод заявителя о противоречии пункта 2 Декларации в части, не допускающей ее составление на объект незавершенного строительства, пункту 3 статьи 25.3 Федерального N 122-ФЗ следует признать неправильным. Предусматривая упрощенный порядок для оформления прав граждан на объекты недвижимого имущества, указанные в названной правовой норме, федеральный законодатель исходил из возможности подобной легализации уже созданных объектов. В декларацию об объекте недвижимого имущества включаются сведения о его адресе (местоположении), виде (названии), назначении, площади, количестве этажей (этажности), в том числе подземных этажей, годе его создания, о материалах наружных стен такого объекта недвижимого имущества, его подключении (технологическом присоединении) к сетям инженерно-технического обеспечения, кадастровом номере земельного участка, на котором такой объект недвижимого имущества расположен (абзац четвертый пункта 4 статьи 18 Федерального закона N 122-ФЗ). Таким образом, оспариваемая часть Декларации, изданной в установленном законом порядке, соответствует требованиям федерального законодательства.
Предоставление сведений о добытых охотничьих ресурсах и их количестве не противоречит федеральному законодательству
Приказом Минприроды РФ от 23 апреля 2010 г. N 121 утверждена Форма бланка разрешения на добычу охотничьих ресурсов (приложение N 2). Гражданин К. обратился в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействующей Формы бланка, предусматривающей, что таблица "Сведения о добытых охотничьих ресурсах и их количестве" отделяется от разрешения, заполняется и направляется по месту получения разрешения: - в течение 10 дней после добычи, ранения животного или окончания срока действия разрешения при осуществлении охоты на копытных животных и медведей; - в течение 20 дней после добычи или окончания срока действия разрешения при осуществлении охоты на прочие виды охотничьих ресурсов. Как указывает заявитель, оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат статье 30 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ, устанавливающей закрытый перечень информации, которая должна содержаться в разрешении на добычу охотничьих ресурсов, изданы с превышением полномочий, предоставленных Минприроды России, и обязывают его представлять сведения о добытых охотничьих ресурсах.

Исследовав материалы дела, Верховный Суд РФ не находит оснований для удовлетворения заявленных требований. Оспариваемый нормативный правовой акт издан в пределах компетенции Минприроды России. Доводы заявителя о том, что оспариваемые положения нормативного правового акта возлагают на лицо, получившее разрешение на добычу охотничьих ресурсов, не предусмотренные законом обязанности, являются необоснованными. Охота как вид пользования животным миром представляет собой деятельность, связанную с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой, на осуществление которой требуется разрешение. Понятие "сведения о добываемых охотничьих ресурсах" включает в себя как сведения о разрешенных к добыче охотничьих ресурсах, так и о фактически добытых, что и предусмотрено оспариваемыми положениями нормативного правового акта. Содержание разрешения на добычу охотничьих ресурсов предполагает реализацию права охотника осуществить деятельность по поиску, выслеживанию, преследованию охотничьих ресурсов, их добычу, первичную переработку и транспортировку, а также сохранение контрольных функций за органом или организацией, выдавшей его, по осуществлению контроля за пользователями охотничьих ресурсов и применению мер реагирования (принуждения) на выявленные нарушения. Проведении учета добываемых охотничьих ресурсов и их количества возложен законом на пользователя охотничьими ресурсами.
Июл
16
Чт
Отказ в предоставлении в собственность общества земельного участка соответствует требованиям закона и не нарушает прав и законных интересов заявителя
Как следует из материалов дела и установлено арбитражными судами, предметом обжалования в арбитражном суде явился отказ министерства имущественных и земельных отношений Республики Саха (Якутия) в предоставлении в собственность земельного участка из земель населенных пунктов. При рассмотрении требований Общества суды пришли к выводу об отсутствии оснований для их удовлетворения, поскольку испрашиваемый земельный участок расположен в границах красных линий, утвержденных в составе проекта планировки в предусмотренном законом порядке, в связи с чем приватизации не подлежит. На момент подачи обществом заявления о приобретении земельного участка в собственность красные линии уже были разработаны и утверждены в установленном порядке.

Суд указал, что выводы судов об отсутствии нарушений закона, прав и законных интересов общества при отказе в предоставлении земельного участка в собственность являются правомерными по следующим основаниям. Суды, исследовав представленные в дело материалы, признали доказанным, что спорный земельный участок расположен за пределами красной линии и находится в зоне границы территории общего пользования. Установив, что испрашиваемый земельный участок относится к землям общего пользования, суды сделали правильный вывод, что он не подлежит приватизации. При таких обстоятельствах оспариваемое решение министерства не нарушает норм действующего законодательства, права и законные интересы общества, поэтому суды в удовлетворении заявленных требований отказали обоснованно.
Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели
Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией по результатам выездной налоговой проверки деятельности общества по вопросам соблюдения налогового законодательства правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов составлен акт и вынесено решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому заявителю предложено уплатить НДС в сумме 3 231 663 руб., пени по НДС в сумме 1 144 414 руб. 62 коп. Налоговый орган пришел к выводу о том, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности в выборе контрагентов, представленные налогоплательщиком документы содержат недостоверную, противоречивую информацию, оформлены без реального осуществления финансово-хозяйственной деятельности с указанными организациями. Названное решение обжаловано налогоплательщиком в апелляционном порядке в вышестоящий налоговый орган. Решением УФНС решение инспекции утверждено. Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения общества в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований, пришли к выводу о неосуществлении налогоплательщиком реальных хозяйственных операций с контрагентами, не проявлении обществом должной осмотрительности и получении в связи с этим необоснованной налоговой выгоды. Выводы судов являются законными и обоснованными исходя из следующего. Возможность возмещения налогов из бюджета обусловливается наличием реального осуществления хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами, либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении указанных операций. Реальность осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций документами, представленными в материалы дела, не подтверждена, к выбору контрагентов налогоплательщик отнесся неосмотрительно, действия налогоплательщика были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного получения налоговых вычетов по НДС, в связи с чем правомерно отказали в удовлетворении заявленных налогоплательщиком требований. Доводы общества, изложенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, так как они направлены на переоценку установленных судами обстоятельств и имеющихся в деле доказательств, были предметом рассмотрения судов и им дана надлежащая правовая оценка. Оснований для переоценки выводов, сделанных судами, а также имеющихся в деле доказательств, у суда кассационной инстанции не имеется.
Июл
14
Вт
Удовлетворив иск о признании недействительными решения налогового органа, суд исходил из того, что налоговый орган не доказал соответствие оспариваемых решений и требования НК РФ
Общество обратилось в суд с заявлением о признании недействительными решения ИФНС о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, решения о взыскании налога, сбора, пени, штрафа, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, требования об уплате налога, сбора, пени и штрафа. Общество также просило признать недействительным решение Управления ФНС. Решением Арбитражного суда от 26.12.2014 заявленные требования удовлетворены. Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2015 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В кассационных жалобах инспекция и управление просят отменить принятые по делу судебные акты, мотивируя неправильным применением судами норм процессуального права.

Арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых актов. Как усматривается из материалов дела, согласно приговору Ленинского районного суда г. Самары от 09.09.2008 по уголовному делу, а также справки об условно досрочном освобождении от 02.10.2012, в период с 09.09.2008 по октябрь 2012 года, генеральный директор общества был осужден и находился в местах лишения свободы. Также в местах лишения свободы находился и главный бухгалтер общества. Судебная коллегия находит обоснованными выводы судов о том, что у заявителя, как налогоплательщика, отсутствовала объективная возможность представить в налоговый орган в установленные действующим законодательством сроки документы, необходимые для осуществления бухгалтерского (налогового) учета за период с 2010 года по 6 месяцев 2012 года. Из штатного расписания следует, что количество штатных единиц у налогоплательщика составляло две единицы: генеральный директор и главный бухгалтер. Все документы, подтверждающие деятельность общества и печать были изъяты и находились в материалах уголовного дела. Отбывая наказание, директор никакого заработка не имел, что исключало возможность ведения хоздеятельности общества, в том числе через представителя. Находясь в местах лишения свободы, ни директор, ни главный бухгалтер не могли исполнить возложенные на них обязанности по представлению налоговых деклараций. Указанное является обстоятельством исключительного характера. Освободившись из мест лишения свободы, он обратился в налоговый орган с целью возобновления хоздеятельности общества, и ему было предложено заполнить налоговые декларации. Суд кассационной инстанции считает правильным выводы судов о том, что налоговый орган не доказал соответствие оспариваемых решений и требования Кодексу, соответственно, у налоговых органов не имелось оснований для вынесения оспариваемых решений и требований. Обжалуемые судебные акты соответствуют нормам материального и процессуального права. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судами не допущено. Поэтому оснований для удовлетворения жалобы и отмены принятых по данному делу судебных актов у кассационной инстанции не имеется.
Июл
13
Пн
О наличии оснований для взыскания с ответчика стоимости выполненных дополнительных работ по договору строительного подряда
ООО (истец) обратилось в Арбитражный суд с исковым заявлением к муниципальному учреждению (далее – учреждение, ответчик) о взыскании 9 876 668 руб. задолженности за дополнительно выполненные работы по муниципальному контракту. Решением Арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда, исковые требования удовлетворены в полном объеме. Не согласившись с вынесенными судебными актами, учреждение обратилось в суд с кассационной жалобой, в которой просит отменить обжалуемые решение и постановление и направить дело на новое рассмотрение. По мнению заявителя жалобы, выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; судами не установлен факт внесения изменений в техническую документацию (предмет контракта), в связи с чем у ответчика отсутствует обязанность оплачивать несогласованные работы. Учреждение указывает, что суды применили статью, не подлежащую применению – статью 743 ГК РФ. В суд от истца поступил отзыв на кассационную жалобу, согласно которому общество просит оставить без изменения обжалуемые судебные акты, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, исходя из доводов кассационной жалобы, пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены судебных актов. Как усматривается из материалов дела и установлено судами, в ходе выполнения работ по контракту выявлены дополнительные работы, не предусмотренные условиями контракта, однако выполнение этих работ было необходимо для продолжения капитального ремонта магистральных теплосетей, предусмотренного контрактом. Суды установили, что выполнение дополнительных работ, необходимых при капитальном ремонте магистральных теплосетей, согласовано с заказчиком, выполнение дополнительных работ являлось острой необходимостью в связи с подготовкой объектов энергетики и коммунального комплекса к осенне-зимнему периоду. Материалами дела подтверждено, что объект принят заказчиком с указанными выше спорными работами без замечаний по объему и качеству выполненных работ. Недобросовестности подрядчика и заказчика, приобретение ими незаконных имущественных выгод в обход закона, не установлено. Таким образом, учитывая, что спорные работы выполнены истцом по согласованию с заказчиком, факт выполнения указанных работ не оспорен ответчиком, выполнение дополнительных работ являлось острой необходимостью в связи с подготовкой объектов энергетики и коммунального комплекса к осенне-зимнему периоду, выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для взыскания с ответчика стоимости выполненных дополнительных работ соответствуют материалам дела и действующему законодательству.
Июл
10
Пт
Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснения по вопросам, возникающим при рассмотрении дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости недвижимости
Кадастровая стоимость может быть определена в случаях, установленных в статье 24.19 Закона об оценочной деятельности, либо установлена путем оспаривания результатов определения кадастровой стоимости, содержащихся в государственном кадастре недвижимости (статья 3 Закона об оценочной деятельности). При этом под оспариванием результатов определения кадастровой стоимости понимается предъявление любого требования, возможным результатом удовлетворения которого является изменение кадастровой стоимости объектов недвижимости, включая оспаривание решений и действий (бездействия) комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости.

С учетом того, что сведения о кадастровой стоимости объектов недвижимости являются сведениями федерального государственного информационного ресурса (государственного кадастра недвижимости), носят общедоступный характер и используются для определения налоговых и иных платежей, утверждаются решением исполнительного органа государственной власти субъекта РФ или решением органа местного самоуправления, оспаривание сведений о результатах определения кадастровой стоимости осуществляется по правилам производства по делам, возникающим из публичных правоотношений; с 15 сентября 2015 года по правилам Кодекса административного судопроизводства РФ.

Результаты определения кадастровой стоимости объекта недвижимости могут быть оспорены заявителем, а после 15 сентября 2015 года - административным истцом в судебном порядке посредством предъявления определенных требований.

Заявление о пересмотре кадастровой стоимости подается в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа по месту нахождения заказчика работ либо государственного органа, определившего кадастровую стоимость.

В целях соблюдения правил подсудности и подведомственности дел требования об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости не подлежат совместному рассмотрению с иными требованиями, например, о пересмотре налоговых обязательств, арендных платежей.

С заявлением, административным исковым заявлением о пересмотре кадастровой стоимости вправе обратиться юридические и физические лица, владеющие объектом недвижимости на праве собственности, постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения, а также иные лица, если результатами определения кадастровой стоимости затронуты их права и обязанности.

В отношении объектов недвижимости, находящихся в государственной или муниципальной собственности, органы государственной власти, органы местного самоуправления, действующие от имени соответствующего публично-правового образования, вправе обратиться в суд по месту нахождения такого объекта недвижимости с заявлением о пересмотре его кадастровой стоимости.

Бывший собственник объекта недвижимости вправе обратиться с заявлением о пересмотре его кадастровой стоимости, если результатами кадастровой оценки затрагиваются права и обязанности такого лица как налогоплательщика, в налоговом периоде, в котором подано заявление.

Участник долевой собственности самостоятельно участвует в налоговых правоотношениях и может реализовать свое право на пересмотр кадастровой стоимости независимо от согласия других сособственников.

Арендаторы недвижимого имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, вправе обратиться с названным заявлением в случаях, когда арендная плата исчисляется исходя из кадастровой стоимости объекта недвижимости.

Если арендная плата за пользование имуществом, находящимся в собственности граждан и (или) юридических лиц, рассчитывается исходя из его кадастровой стоимости, арендатор вправе оспорить указанную стоимость, когда согласие собственника на такой пересмотр выражено в договоре либо в иной письменной форме.

Лицо, имеющее исключительное право выкупа или аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, вправе оспорить его кадастровую стоимость, если выкупная цена или арендная плата такого участка исчисляется исходя из его кадастровой стоимости.

В случае оспаривания результатов определения кадастровой стоимости в связи с недостоверными сведениями об объекте оценки к участию в деле также привлекается орган, на который возложена обязанность по исправлению кадастровой или технической ошибки. По делам о пересмотре кадастровой стоимости объектов, указанных в статье 24.19 Закона об оценочной деятельности, заинтересованным лицом (административным ответчиком) является орган, осуществляющий функции по государственной кадастровой оценке. По делам об оспаривании решений, действий (бездействия) Комиссии заинтересованными лицами (административными ответчиками) являются Комиссия и государственный орган, осуществляющий функции по государственной кадастровой оценке, при котором она создана. Суд привлекает к участию в деле иных лиц, права и обязанности которых могут быть затронуты решением суда. Например, собственника, сособственника, бывшего собственника, соарендатора объекта недвижимости

При рассмотрении дел о пересмотре кадастровой стоимости в связи с недостоверными сведениями об объекте оценки необходимо учитывать, что к недостоверным сведениям относится допущенное при проведении кадастровой оценки искажение данных об объекте оценки, на основании которых определялась его кадастровая стоимость. Например, неправильное указание сведений в перечне объектов недвижимости, подлежащих государственной кадастровой оценке, либо неправильное определение оценщиком условий, влияющих на стоимость объекта недвижимости (местоположение объекта оценки, его целевое назначение, разрешенное использование земельного участка, аварийное состояние объекта, нахождение объекта в границах санитарно-защитных зон и других зон с особыми условиями использования территории и иные условия), неправильное применение данных при расчете кадастровой стоимости, неиспользование сведений об аварийном состоянии объекта оценки.

Резолютивная часть решения суда по делу о пересмотре кадастровой стоимости должна содержать данные о величине установленной судом кадастровой стоимости объекта недвижимости, которая является новой кадастровой стоимостью и подлежит внесению в государственный кадастр недвижимости

Отмечено, что изменение кадастровой стоимости в период рассмотрения дела в суде апелляционной или кассационной инстанции не является основанием для прекращения производства по делу, прекращения производства по апелляционной или кассационной жалобе (представлению).
Июл
9
Чт
Суд удовлетворил иск о взыскании задолженности, компенсации стоимости ремонта транспортного средства и пени
Как следует из материалов дела и установлено судом, 01.11.2013 между ООО "Н" (арендодатель) и ООО "З" (арендатор) заключен договор аренды техники, по условиям которого арендодатель передает во временное владение пользование арендатора каток в количестве 1 ед. Ранее ответчик арендовал тот же каток у ООО "Ф", по договору от 15.02.2013 на аналогичных условиях за исключением размера арендной платы за один календарный месяц (300 000 рублей). По акту каток был возвращен истцу. В акте отражено, что счетчик моточасов неисправен. Ссылаясь на использование ответчиком арендованного катка без уплаты арендодателю предусмотренных договором арендных платежей в период с 01.11.2013 по 10.07.2014, истец обратился в арбитражный суд с настоящим требованием о взыскании задолженности и пени, предъявив также ко взысканию затраты на ремонт транспортного средства. Арендатор отрицает факт использования в спорный период объекта аренды, возврат которого длительное время был невозможен ввиду устранения учредителя и руководителя ООО "Ф" от ведения хоздеятельности, а также полагает договор уступки права требования от 10.12.2014, заключенный между ООО "Н" и ООО "Ф", руководители которых находятся в родственных отношениях, недействительной сделкой. Удовлетворяя исковые требования, суды руководствовались положениями статей 8, 15, 307, 330, 393, 431, 614, 622, 642, 644, 645, 647 ГК РФ и исходили из обязанности арендатора оплатить за пользование имуществом и компенсировать повреждения этого имущества.

Суд полагает принятые по делу судебные акты законными и обоснованными, а кассационную жалобу – не подлежащей удовлетворению ввиду следующего. Судом установлено и материалами дела подтверждается, что каток был передан арендатору по акту приема-передачи от 01.11.2013 и возвращен последним арендодателю по акту от 10.07.2014. Доказательств внесения арендных платежей за этот период, как и доказательств, опровергающих факт использования арендованной техники, ответчиком в нарушение статьи 65 АПК РФ не представлено. При таких обстоятельствах, на основании гражданских норм и условий договора аренды техники суды обоснованно возложили на ответчика обязанность оплатить возникшую задолженность по арендным платежам и неустойку за их несвоевременную уплату. Данное судами толкование условий договора аренды техники не противоречит правилам статьи 431 ГК РФ. Не представляя арендодателю ведомости учета работы техники, путевые листы или акты выполненных работ, арендатор ошибочно полагался на отсутствие оснований для начисления арендных платежей. Довод арендатора об отсутствии документов, необходимых для эксплуатации катка, обоснованно отклонен судами, как не влияющий на договорную обязанность арендатора по оплате за фактически используемое ответчиком имущество в спорный период. Доказательств того, что отсутствие этих документов являлось препятствием к использованию арендованной техники по назначению, как и обращения к истцу с требованием представить необходимые документы, ответчик не представил. Заявляя о недействительности договора уступки права требования, на основании которого произведено процессуальное правопреемство, правового обоснования со ссылками не доказательства арендатор в кассационной жалобе не приводит. Кроме того, возражений относительно заявления арендодателя о замене стороны по делу на правопреемника ответчик не заявлял.
Июл
8
Ср
Суд признал недействительным решения налогового органа из-за отсутствия оснований для привлечения ООО к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ
Общество по телекоммуникационным каналам связи представило в адрес Инспекции сведения о доходах физических лиц за 2013 год в количестве 74 документов (справок). Согласно протоколу приема сведений принято сведений: 73, один файл содержит отрицательное значение дохода. Общество представило в налоговый орган исправленные сведения с откорректированной суммой дохода. Инспекция провела камеральную налоговую проверку представленных Обществом уточненных сведений, в ходе которой пришла к выводу о нарушении установленных сроков их представления. Рассмотрев материалы проверки, начальник Инспекции принял решение о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения на основании пункта 1 статьи 126 НК РФ за непредставление в установленный срок налоговым агентом в налоговый орган документов и иных сведений, предусмотренных налоговым законодательством, в виде взыскания штрафа в размере 100 рублей (с учетом смягчающих вину обстоятельств). Общество не согласилось с решением Инспекции и обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным. Решением Арбитражного суда заявленное требование удовлетворено. Постановлением апелляционного суда решение суда оставлено без изменения. Инспекция не согласилась с принятыми судебными актами и обратилась в Арбитражный суд с кассационной жалобой.

Рассмотрев кассационную жалобу, Суд не нашел правовых оснований для ее удовлетворения. Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, приняв во внимание установленные обстоятельства, суды пришли к выводу, что выявленная ошибка не препятствовала ознакомлению Инспекции с представленными сведениями, поскольку в представленной справке 2-НДФЛ содержатся фамилия, имя отчество работника - плательщика налога на доходы физических лиц, его ИНН, дата рождения, адрес, сумма дохода, налоговая база, налог исчисленный, налог удержанный и налог перечисленный; наличие ошибки в виде отрицательного значения дохода в рассматриваемом случае не повлекло неверного исчисления налога. С учетом изложенного суды обоснованно не усмотрели в действиях Общества состава налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 126 НК РФ. Нормы материального права применены судами первой и апелляционной инстанций правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено. Кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
Июл
7
Вт
Действия Роскомнадзора по запросу у общества сведений и документов соответствуют Закону о персональных данных
Как следует из материалов дела, Управлением Роскомнадзора в адрес ООО направлено письмо, в котором обществу указано на необходимость представления в течение тридцати дней с даты получения запроса информации об обработке персональных данных, а именно уведомления об обработке персональных данных или мотивированного ответа с отказом предоставить такое уведомление со ссылкой на соответствующие пункты части 2 статьи 22 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных". Полагая, что требование о предоставлении информации, изложенное в письме, является незаконным, поскольку ООО не является лицом, осуществляющим обработку персональных данных и обязанность предоставлять истребуемые Управлением сведения у него отсутствует, общество обратилось с заявлением в арбитражный суд. Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, мотивируя тем, что ООО не является оператором в понимании статьи 2 Закона персональных данных, не включено в реестр операторов, осуществляющих обработку персональных данных, полномочия по самостоятельному выявлению лиц, осуществляющих обработку персональных данных, путем направления запросов о предоставлении информации у Управления отсутствуют. Отменяя решение суда, суд апелляционной инстанции исходил из соответствия действий управления по запросу у общества сведений и документов Закону о персональных данных. По мнению суда апелляционной инстанции, поскольку в соответствии с ГРЮЛ основным видом деятельности ООО является деятельность в области права, а дополнительными видами являются управление финансовыми рынками, деятельность по обеспечению эффективности финансовых рынков, деятельность специалистов по оценке страхового риска и убытков, деятельность специалистов по расчетам оценки страховой вероятности, деятельность агентств по операциям с недвижимым имуществом, аренда легковых автомобилей, аренда офисных машин и оборудования, включая вычислительную технику, консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления, предоставление прочих персональных услуг, при осуществлении указанных видов деятельности общество может производить обработку персональных данных, в связи с чем, является оператором в соответствии со статьей 3 Закона о персональных данных.

Коллегия суда кассационной инстанции не находит оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции в связи со следующим. Роскомнадзор является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по защите прав субъектов персональных данных и обязан вести реестр операторов. Как усматривается из содержания запроса, Управление просит направить уведомление об обработке персональных данных или мотивированный ответ с отказом предоставить уведомление со ссылкой на соответствующие пункты части 2 статьи 22 Закона о персональных данных, то есть целью направления запроса является необходимость выяснения вопроса - является ли заявитель оператором для последующего включения (невключения) заявителя в реестр, в связи с чем, заявитель не доказал факт нарушения оспариваемыми актами своих прав и законных интересов. Кроме того, в нарушение положений статьи 65 АПК РФ общество не представило суду доказательств, указывающих на то, что вид его деятельности не связан со сбором и обработкой персональных данных. При таких обстоятельствах, кассационная инстанция не усматривает нарушений прав заявителя направленным письмом Управления
Отсутствие в соглашении условий, направленных на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, не является сделкой
Как установлено арбитражными судами и следует из материалов дела, общество, университет, и правительство заключили соглашение, в котором подтвердили, что общество по поручению университета осуществило возведение объекта капитального строительства, что на объект будет оформлено право федеральной собственности и право оперативного управления университета. В период со 2 по 4 июля 2014 года в объекте будут размещены гости международного фестиваля, в дальнейшем объект будет использоваться для проживания студентов университета. Полагая, что соглашение заключено с нарушением требований закона, в результате чего общество неправомерно получило разрешения на строительство и на ввод объекта в эксплуатацию, управление обратилось в арбитражный суд с иском о признании соглашения недействительным. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Апелляционный суд оставил без изменения решение суда первой инстанции. При этом суды исходили из отсутствия в соглашении условий, направленных на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей; констатация фактов в соглашении не имеет значения для оценки соответствия или несоответствия законодательству возведения объекта недвижимости.

Суд, изучив дело, сообщил, что каких-либо нарушений требований статьи 71 АПК РФ при оценке доказательств судом апелляционной инстанции не допущено. Основания для иной оценки доказательств у суда кассационной инстанции в силу требований статьи 286 АПК РФ отсутствуют. Кассационный суд считает, что в данном случае, арбитражные суды, исследовав представленные доказательства, правомерно отказали в удовлетворении заявленного требования. Доводы управления о том, что соглашение является сделкой, по существу направлены на переоценку доказательств, в связи с чем не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции, учитывая предусмотренные статьей 286 АПК РФ пределы его компетенции. Является неверным утверждение истца о регистрации обществом права собственности на объект недвижимости, поскольку соглашение не устанавливает таких прав и обязанностей сторон, а, наоборот, содержит констатацию факта перехода права собственности к Российской Федерации и права оперативного управления университета. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ основанием для отмены судебных актов, арбитражный суд округа не установил. По результатам рассмотрения кассационной жалобы Суд приходит к выводу, что обжалуемые судебные акты основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем, на основании пункта 1 части 1 статьи 287 АПК РФ подлежат оставлению без изменения.
Июл
6
Пн
Уровень обеспеченности родителя, претендующего на получение алиментов, определяется судом
Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, гражданину было отказано в удовлетворении требования о взыскании алиментов на свое содержание с трудоспособной совершеннолетней дочери, поскольку он, как указано в судебном решении, не является нуждающимся родителем. В своей жалобе в Конституционный Суд гражданин оспаривает конституционность пункта 1 статьи 87 СК РФ, согласно которому трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них. По мнению заявителя, оспариваемое законоположение ввиду неопределенности содержащегося в нем понятия "нуждающийся в помощи родитель" противоречит статьям 6, 15, 17, 18, 38 и 44 Конституции РФ.

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что пункт 1 статьи 87 СК РФ, устанавливающий условия, при одновременном наличии которых у детей возникает обязанность содержать своих родителей, следует рассматривать в системной связи с другими нормами данного Кодекса, регулирующими алиментные обязательства родителей и детей и направленными на обеспечение сохранения необходимого уровня жизнеобеспечения как получателя, так и плательщика алиментов. Само по себе использование в оспариваемой норме оценочных понятий не свидетельствует о неопределенности ее содержания, поскольку нуждаемость родителя определяется судом в конкретном деле путем соотнесения его доходов с расходами, необходимыми для удовлетворения его жизненно важных потребностей, а также с учетом иных обстоятельств. Соответственно, пункт 1 статьи 87 СК РФ не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.
Статья 167 ГК РФ признана соответствующей Конституции РФ
Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, были удовлетворены требования к гражданке о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка с расположенным на нем садовым домом и о применении последствий недействительности сделки. В своей жалобе в Конституционный Суд гражданка оспаривает конституционность следующих положений статьи 167 ГК Российской Федерации (в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 7 мая 2013 года N 100-ФЗ): недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (пункт 1); при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах – если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (пункт 2). По мнению заявительницы, оспариваемые законоположения противоречат статьям 2, 8, 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 35 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции РФ, поскольку не позволяют ей как добросовестному приобретателю недвижимого имущества защитить свои права.
Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, статья 167 ГК РФ (как в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 7 мая 2013 года N 100-ФЗ, так и после), предусматривающая, в частности, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения и что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, устанавливает общие положения о последствиях недействительности сделки. Данные законоположения, рассматриваемые в системной взаимосвязи с положениями гражданского законодательства, призванными обеспечить защиту прав добросовестных участников гражданско-правовых отношений, а также законность, стабильность и предсказуемость развития этих отношений, и согласующиеся с положением статьи 15 (часть 2) Конституции РФ об обязанности граждан и их объединений соблюдать Конституцию РФ и законы, направлены на защиту имущественных интересов участников гражданского оборота. Таким образом, сами по себе оспариваемые законоположения не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявительницы, перечисленные в жалобе.

Ведется подготовка документа. Ожидайте