Ленты новостей RSS

Главные новости Главные новости
Новости законодательства Новости законодательства
Лента новостей Лента новостей
Судебная практика Судебная практика
Обзор законодательства Обзор законодательства
Письма Минфина Письма Минфина
Обзор изменений Обзор изменений
Используйте наши ленты новостей и Вы всегда будете в курсе событий. Достаточно установить любое RSS расширение для браузера, например RSS Feed Reader

Присоединяйтесь!
Зарегистрированных пользователей портала: 511 225. Присоединяйтесь к нам, зарегистрироваться очень просто →

Судебная и арбитражная практика

Скрыть/показать ссылки администратора
Июл
3
Пт
Рыночная стоимость спорного земельного участка, установленная судебным актом, будет являться основанием для исчисления земельного налога за налоговый период, следующий за моментом вступления указанного судебного акта в законную силу
ИП на праве собственности принадлежит земельный участок. По состоянию на 01.01.2011 кадастровая стоимость спорного земельного участка установлена в размере 12 920 835 рублей 98 копеек. Решением Арбитражного суда от 19.04.2013 года кадастровая стоимость земельного участка установлена равной его рыночной стоимости в размере 3 224 473 рубля. Указанное изменение кадастровой стоимости внесено в государственный кадастр недвижимости 03.06.2013, в качестве даты утверждения кадастровой стоимости значится 20.05.2013. 14.01.2014 ИП представил в инспекцию налоговую декларацию по земельному налогу за 2013 год, в которой сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисленная в отношении спорного земельного участка, составила 30 632 рубля, исходя из кадастровой стоимости земельного участка в размере 3 224 473 рубля. По результатам камеральной проверки указанной декларации инспекцией принято решение от 22.05.2013 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым доначислен земельный налог за 2013 год, а также соответствующие пени и штраф. Инспекция пришла к выводу о занижении предпринимателем налоговой базы в результате неправомерного применения рыночной стоимости в размере 3 224 473 рубля в 2013 году. Управлением по результатам рассмотрения апелляционной жалобы вынесено решение от 09.07.2014 N 155 об оставлении жалобы предпринимателя без удовлетворения. Считая, что решение инспекции и решение управления нарушают его права и законные интересы, предприниматель обратился с заявлением в Арбитражный суд. Суды двух инстанций, отказывая в удовлетворении заявленных требований, на основании исследования и оценки представленных в материалы дела документов и руководствуясь статьями 389, 390, 391, 393 НК РФ установили, что рыночная стоимость спорного земельного участка, установленная решением суда от 19.04.2013 г., будет являться основанием для исчисления земельного налога за налоговый период, следующий за моментом вступления указанного судебного акта в законную силу.

Суд считает обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, исходя из следующего. Согласно пп. 1, 3 статьи 391 НК РФ в редакции, действующей в спорный налоговый период, налоговая база определяется в отношении каждого земельного участка как его кадастровая стоимость по состоянию на 1 января года, являющегося налоговым периодом. В силу п. 1 статьи 393 НК РФ налоговым периодом по земельному налогу признается календарный год. Исходя из п. 5 ст. 65 ЗК РФ, для целей налогообложения устанавливается кадастровая стоимость земельного участка, которая может быть определена исходя и из его рыночной стоимости (пункт 3 статьи 66). В случае изменения кадастровых сведений ранее внесенные в государственный кадастр недвижимости сведения сохраняются, если иное не установлено ч. 7 ст. 4 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости". Установление кадастровой стоимости в целях налогообложения не на 1 января, а на иную календарную дату в течение налогового период возможно лишь при образовании земельного участка в течение налогового периода (абзац 2 пункта 1 статьи 391 НК РФ). Возможность внесения установленной судом рыночной стоимости в качестве кадастровой в государственный кадастр недвижимости для целей налогообложения с иного, более раннего момента, действующим в проверяемый налоговый период законодательством о налогах не предусмотрена. Исходя из изложенного, предпринимателю обоснованно отказано в удовлетворении заявленных требований.
Налоговые органы вправе проверять периоды, превышающие три года, в случае представления налогоплательщиком уточненной налоговой декларации
Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка ООО по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 25.08.2009 по 31.12.2011. По результатам проверки налогоплательщик представил в инспекцию уточненные налоговые декларации за 2010-2011 годы: 03.02.2013 по НДС, 06.03.2013 по налогу на прибыль организаций, согласно которым НДС заявлен к возмещению из бюджета в размере 6 682 297 руб., затраты по налогу на прибыль увеличены на общую сумму 22 174 658,82 руб. (за 2010 год на 5 847 457,44 руб., за 2011 год в сумме 16 327 201,38 руб.). Представление уточненных налоговых деклараций послужило основанием для принятия инспекцией решения о проведении повторной выездной налоговой проверки и направления в адрес общества уведомления о необходимости обеспечения ознакомления с документами, связанными с исчислением и уплатой налогов. ООО обжаловало решение инспекции в вышестоящий налоговый орган. Решением управления апелляционная жалоба общества оставлена без удовлетворения. Полагая, что оспариваемое решение инспекции о проведении повторной выездной налоговой проверки и уведомление об ознакомлении с документами нарушают права и законные интересы налогоплательщика, общество обратилось с заявлением в суд. Суды, устанавливая фактические обстоятельства дела, исследуя и оценивая имеющиеся в материалах дела доказательства, пришли к выводам о том, что проведение камеральных проверок уточненных налоговых деклараций и принятие по ним решений не препятствует инспекции в порядке пункта 10 статьи 89 НК РФ назначить и провести повторную выездную налоговую проверку.

Суд считает, что доводы кассационной жалобы лишены правового обоснования, так как суды правомерно исходили из следующего. Как следует из материалов дела, первичная налоговая декларация по налогу на прибыль организаций за 2011 год обществом представлена 06.04.2012 г., в которой сумма налога к уплате составила 89 900 руб., в уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2011 год, представленной 06.03.2013 г., затраты по налогу на прибыль увеличены на 16 327 201,38 руб. С учетом факта представления обществом в налоговую инспекцию корректирующих налоговых декларации по налогу на прибыль за 2011 год, НДС за 4 квартал 2011 года, в которых уменьшены налоговые обязательства организации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о наличии у налогового органа правовых основания для назначения и проведения повторной выездной проверки. Довод налогоплательщика о нарушении налоговым органом требования относительно разумности срока назначения повторной выездной налоговой проверки был предметом рассмотрения судов и правомерно отклонен, поскольку из буквального толкования абзаца 6 пункта 10 статьи 89 НК РФ следует, что в случае представления налогоплательщиком уточненной налоговой декларации с суммой налога к уменьшению налоговый орган не связан трехлетним ограничительным сроком при установлении периода проведения повторной выездной налоговой проверки. В рамках этой повторной выездной налоговой проверки проверяется период, за который представлена уточненная налоговая декларация.
Июл
2
Чт
Для требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции, срок исковой давности составляет один год
Как установлено судом из материалов дела, между клиентом и экспедитором заключен договор транспортной экспедиции, по условиям которого экспедитор обязался по заявке клиента за вознаграждение и за счет клиента организовать перевозку грузов (порожних контейнеров) и обеспечить их доставку в указанный клиентом пункт. В случае утраты контейнера экспедитор обязался уведомить об этом клиента и выплатить компенсацию стоимости контейнера из расчета 150 000 руб. за контейнер. Согласно справке, предоставленной клиентом, в соответствии с заключенным договором после выгрузки контейнеров, определенные контейнеры перешли в оперативное управление экспедитора. Для выполнения транспортно-экспедиционных услуг по приему и отправке груза, экспедитор заключил договор транспортной экспедиции с РЖД. РЖД осуществляли услуги целый год по хранению контейнеров, после контейнеры были вывезены автотранспортом в адрес другой транспортной компании с целью освобождения грузового двора от порожних контейнеров, и находятся там на хранении. Экспедитор обратился в правоохранительные органы по факту самовольного вывоза контейнеров, находящихся у заявителя на праве оперативного управления. Было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В последующем, протоколом осмотра территории базы транспортной компании установлено, что на территории базы находятся спорные контейнеры, которые были изъяты и переданы сотрудниками полиции на ответственное хранение директору транспортной компании. В адрес РЖД направлена претензия с требованием об истребовании спорных контейнеров, принадлежащих на праве собственности клиента. В ответном письме, РЖД отклонили претензию со ссылкой на отсутствие подтверждающих у экспедитора документов выступать от имени клиента. Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения экспедитора в арбитражный суд с настоящим иском.

Рассматривая иск, суд апелляционной инстанции исходил из следующего. Статьей 13 Закона "О транспортно-экспедиционной деятельности" предусмотрено, что для требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции, срок исковой давности составляет один год. Указанный срок исчисляется со дня возникновения права на предъявление иска. В силу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Судом апелляционной инстанции из материалов дела было установлено, что о факте вывоза контейнеров сторонней организацией и о наличии в указанных действиях вины транспортной компании истец должен был узнать из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Исковое заявление подано с пропуском годичного срока исковой давности. В силу пункта 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске. При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции обоснованно отменено решение от 10.12.2014 на основании пп. 3, 4 ч.1 ст.270 АПК РФ и отказано в удовлетворении исковых требований в соответствии с п. 2 ст.199 ГК РФ.
Погасить долг по договору купли-продажи жилого помещения, заключенного с физлицом, средствами материнского капитала нельзя
Апелляционным определением суда общей юрисдикции было отказано в удовлетворении требований гражданки к Управлению ПФР о признании незаконным решения, уведомления об отказе в удовлетворении заявления о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала и направлении указанных средств в качестве последнего платежа по обязательству, вытекающему из договора купли-продажи жилого помещения, заключенного с гражданами, поскольку представленный истицей договор не относится к договорам ипотечного кредитования, договорам займа, кредитным договорам и договорам купли-продажи жилого помещения в кредит. В своей жалобе в Суд гражданка оспаривает конституционность следующих положений статьи 7 Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей": части 6, согласно которой заявление о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала может быть подано в любое время по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей, за исключением случая, предусмотренного частью 6.1 данной статьи; части 6.1, устанавливающей, что заявление о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала может быть подано в любое время со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей в случае необходимости использования средств (части средств) материнского (семейного) капитала на погашение основного долга и уплату процентов по кредитам или займам на приобретение (строительство) жилого помещения, включая ипотечные кредиты, предоставленным гражданам по кредитному договору (договору займа), заключенному с организацией, в том числе кредитной организацией. По мнению заявительницы, оспариваемые законоположения противоречат статьям 7 (часть 2), 19 (части 1 и 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, они не позволяют до достижения ребенком трехлетнего возраста распорядиться средствами материнского (семейного) капитала на погашение долга по договору купли-продажи жилого помещения в кредит, ставят тем самым заключивших такие договоры лиц в неравное положение по сравнению с теми лицами, которые имеют финансовую возможность получить кредит (заем) на приобретение жилья.

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению, указав, что реализуя предписания статей 7, 38 (части 1 и 2) и 39 (части 1 и 2) Конституции, федеральный законодатель предусмотрел меры социальной защиты граждан, имеющих детей, и определил круг лиц, нуждающихся в такой защите, а также условия ее предоставления. В целях создания условий, обеспечивающих семьям с детьми достойную жизнь, федеральный законодатель принял Федеральный закон "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей", в котором предусмотрел для таких семей возможность получения государственной поддержки в форме предоставления материнского (семейного) капитала, средства которого могут направляться, в частности, на улучшение жилищных условий семьи. При этом, как указал Суд в Определении от 3 марта 2015 года N 431-О, поскольку право на получение материнского (семейного) капитала непосредственно из Конституции РФ не вытекает и носит временный характер, обусловленный как демографическими задачами, так и финансовыми возможностями государства, условия его предоставления определяются законодателем в рамках его компетенции. Так, право получателя сертификата распоряжаться средствами материнского (семейного) капитала, федеральный законодатель определил условия его реализации, установив в качестве общего правила возможность подачи заявления о распоряжении данными средствами в любое время по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей (часть 6), а в качестве исключения – возможность в определенных в данной норме случаях подавать такие заявления досрочно (часть 6.1). Часть 6.1 фактически расширила возможности, связанные с распоряжением средствами материнского (семейного) капитала, повысив тем самым уровень социальной защиты семей, имеющих детей, и улучшив их положение. При этом, определяя условия реализации данной нормы, федеральный законодатель, действуя в пределах своих полномочий, ограничил круг денежных обязательств, на погашение которых могут быть досрочно направлены средства материнского (семейного) капитала, введя одновременно два критерия: во-первых, вид договоров, опосредующих такие обязательства (только договоры займа и кредитные договоры, включая ипотечные кредиты), и, во-вторых, характеристика кредиторов (только организации, в том числе кредитные организации). Как следует из содержания представленных материалов, договор купли-продажи, на погашение денежных обязательств по которому заявительница выразила в своем поданном в территориальный орган ПФР заявлении желание направить средства материнского (семейного) капитала, был заключен не с организацией (кредитной организацией), а с физлицом. При таких обстоятельствах оспариваемые нормы, предусматривающие условия подачи в территориальный орган ПФР заявления о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала, направленные на обеспечение реализации Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" и целевое использование средств материнского (семейного) капитала, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.
Июл
1
Ср
Потомкам усыновленного могут быть предоставлены сведения об усыновлении после смерти усыновленного и усыновителей в объеме, необходимом для реализации ими права знать свое происхождение (происхождение своих родителей)
Согласно статье 139 Семейного кодекса РФ тайна усыновления ребенка охраняется законом; судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка; указанные лица, разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его усыновителей, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке. Статья 47 Федерального закона от 15.11.97 N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" предусматривает, что тайна усыновления охраняется законом; работники органов записи актов гражданского состояния не вправе без согласия усыновителей (усыновителя) сообщать какие-либо сведения об усыновлении и выдавать документы, из содержания которых видно, что усыновители (усыновитель) не являются родителями (одним из родителей) усыновленного ребенка.

Суд признал положения статья 139 Семейного кодекса РФ и статья 47 Федерального закона "Об актах гражданского состояния" не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу эти положения не препятствуют предоставлению по решению суда потомкам усыновленного после смерти усыновленного и усыновителей сведений об усыновлении в объеме, необходимом для реализации ими своих конституционных прав и обеспечивающем поддержание баланса конституционно защищаемых ценностей, а также прав и законных интересов участников соответствующих правоотношений. При этом Суд не исключил право федерального законодателя установить специальный правовой механизм, обеспечивающий возможность раскрытия потомкам усыновленного тайны его усыновления после смерти как усыновителей, так и самого усыновленного, - при соблюдении баланса затрагиваемых данным правовым регулированием прав и законных интересов, а также предъявляемого к нормативным положениям требования, согласно которому механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения или системы находящихся во взаимосвязи нормативных положений применительно к конкретной сфере общественных отношений и с учетом особенностей реализуемых прав и законных интересов граждан.
Июн
30
Вт
Административный арест не может применяться к инвалидам I и II групп
Как следует из представленных материалов, постановлением мирового судьи гражданин как водитель привлечен к административной ответственности за оставление в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся (часть 2 статьи 12.27 КоАП). Обжалуя указанное постановление, гражданин в числе прочего указывал, что при рассмотрении дела были нарушены требования части 3 статьи 25.1 КоАП, поскольку дело было рассмотрено в его отсутствие. Оставляя данное постановление без изменения, суд вышестоящей инстанции отклонил приведенный довод, указав на то, что присутствие гражданина при рассмотрении дела об административном правонарушении, допускающем возможность назначения административного ареста, не является обязательным, поскольку к нему как инвалиду II группы данное наказание во всяком случае не может применяться. Заявитель полагает, что оспариваемые законоположения позволяют рассматривать дело об административном правонарушении, санкция за совершение которого предусматривает административный арест, в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, являющегося инвалидом II группы, что не соответствует статьям 15 (часть 1), 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции РФ.

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что часть 3 статьи 25.1 КоАП, устанавливая обязательное присутствие при рассмотрении дела об административном правонарушении лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем административный арест, административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства или обязательные работы, создает для указанного лица дополнительную гарантию полноценной реализации права на защиту при привлечении к ответственности за такие административные правонарушения, за которые предусмотрена возможность применения к нарушителю наиболее ограничительных по своему характеру мер административной ответственности. Поэтому само по себе данное законоположение не может расцениваться как нарушающее конституционные права граждан. Что же касается части 2 статьи 3.9 КоАП, исключающей возможность применения административного ареста в отношении некоторых категорий граждан, включая инвалидов I и II групп, то она, будучи основана на выраженной в Конституции Российской Федерации идее гуманизма, не допускает назначение административного ареста тем лицам, которым он способен причинить значительные физические стеснения и нравственные страдания, и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.
О возможности придания обратной силы п. 4 Порядка применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза
Как следует из представленных материалов, в связи с выходом в 2012 году иностранного участника из состава участников ООО таможенный орган на основании оспариваемого решения Комиссии Таможенного союза начислил заявителю ввозную таможенную пошлину в отношении ввезенного в 2001 - 2003 годах в льготном режиме оборудования. Вступившим в силу решением арбитражного суда обществу было отказано в удовлетворении заявления о признании недействительными требований таможенного органа о доначислении таможенных платежей. По мнению заявителя, Комиссия Таможенного союза не вправе регулировать условия предоставления и использования таможенных льгот, при этом принятое ею нормативное положение нарушает запрет на придание обратной силы закону, поскольку распространяется на отношения, возникшие до вступления его в силу. В связи с этим оспариваемое положение пункта 4 Порядка применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза не соответствует статьям 46, 57, 76 и 120 Конституции РФ.

КС РФ, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что вопрос о возможности придания обратной силы пункту 4 Порядка применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза уже ставился перед Конституционным Судом, который, не подвергая сомнению выводы Суда Евразийского экономического сообщества о его соответствии международным договорам государств - участников Таможенного союза (в том числе в отношении полномочия Комиссии Таможенного союза на принятие данного решения), в Определении от 3 марта 2015 года N 417-О указал следующее. Соответственно, применяя пункт 4 Порядка, компетентные органы и должностные лица публичной власти РФ обязаны учитывать, на каких условиях осуществлялось предоставление таможенных льгот в отношении товаров, ввезенных на территорию РФ в качестве вклада в уставный капитал, и, если оно имело место в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 23.07.96 N 883 до вступления в силу данного Порядка (т.е. до 18 августа 2011 года), избегать пересмотра установленного на момент предоставления таких льгот правового режима их использования (прекращения), противоречащего общеправовому принципу "закон обратной силы не имеет". Органы госвласти РФ, включая суды, должны - опираясь на адекватную обстоятельствам конкретного дела оценку действия пункта 4 Порядка применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза во времени, в пространстве и по кругу лиц - применять его положения в системе действующего правового регулирования на основании согласованного учета требований Конституции РФ, основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и таможенного законодательства Таможенного союза, не допуская при этом нарушения конституционных прав и свобод граждан и их объединений (юридических лиц). Таким образом, оспариваемое ООО положение пункта 4 Порядка применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза не может расцениваться как нарушающее его конституционные права и свободы.
Июн
29
Пн
Суд кассационной инстанции не вправе снизить размер взысканной неустойки или увеличить размер сниженной судом на основании статьи 333 ГК РФ неустойки
Как следует из материалов, между истцом (заказчик) и ответчиком (подрядчик) был заключен государственный контракт на выполнение работ по разработке профессионального стандарта в рамках реализации распоряжения Правительства Российской Федерации от 29.11.2012 N 2204-р (далее - Контракт). Цена контракта составляет 350 000 руб. В связи с допущенной ответчиком просрочкой выполнения работ, истец начислил неустойку в размере 227 500 руб. Решением Арбитражного суда исковые требования удовлетворены частично, с ответчика в пользу истца взыскано 100 000 руб. неустойки, в удовлетворении остальной части иска отказано. Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В кассационной жалобе ответчик просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, как принятые при несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в связи со следующим. Поскольку ответчиком не представлено доказательств своевременной сдачи работ либо оплаты суммы неустойки, суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований. Судом первой инстанции расчет суммы неустойки проверен и признан правильным, контррасчета суммы неустойки истцом не представлено. Удовлетворяя исковые требования в части, суд первой инстанции снизил неустойку до 100 000 руб. В обоснование кассационной жалобы ответчик ссылается на то, что взыскание неустойки несоразмерно последствиям нарушения обязательства, неустойка подлежала уменьшению до 10 427 руб. 08 коп. Данные доводы не могут быть приняты судом кассационной инстанции. Суд кассационной инстанции не вправе снизить размер взысканной неустойки или увеличить размер сниженной судом на основании статьи 333 ГК РФ неустойки по мотиву несоответствия ее последствиям нарушения обязательства, а равно отменить или изменить решение суда первой инстанции или постановление суда апелляционной инстанции в части снижения неустойки с направлением дела на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, поскольку определение судом конкретного размера неустойки не является выводом о применении нормы права. Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что работы были сданы своевременно, не могут быть приняты судом кассационной инстанции, поскольку ответчиком не представлено доказательств передачи результатов работ.
Суд рассмотрел дело о нарушении конституционных прав п. 3 ст. 101 и ст. 140 НК РФ
Как следует из материалов, гражданка представила в налоговый орган декларацию по НДФЛ, в отношении которой была проведена камеральная налоговая проверка. По ее итогам составлен акт, а заявительнице направлено извещение о дате, времени и месте рассмотрения материалов проверки. В назначенное время рассмотрение материалов проверки не состоялось, а налоговым органом направлено извещение о переносе рассмотрения материалов проверки на другую дату. По итогам рассмотрения материалов камеральной налоговой проверки налоговым органом было принято решение об отказе в предоставлении заявительнице переходящего остатка имущественного налогового вычета, заявленного в предыдущий налоговый период. Решением заместителя руководителя вышестоящего налогового органа, а также постановлениями судов общей юрисдикции в признании незаконным решения нижестоящего налогового органа гражданке также было отказано. По мнению заявительницы, пункт 3 статьи 101 НК РФ позволяет руководителю (заместителю руководителя) налогового органа совершать не предусмотренные налоговым законом действия при подготовке к рассмотрению материалов налоговой проверки (в частности, переносить рассмотрение проверки на другую дату), а статья 140 НК РФ позволяет вышестоящему налоговому органу принимать решение по жалобе налогоплательщика, основанное на фактах и обстоятельствах, не нашедших отражения в решении нижестоящего налогового органа.

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данных жалоб к рассмотрению, указав, что обязанность каждого платить законно установленные налоги и сборы, непосредственно не предусматривает обеспечительный механизм ее исполнения. Пункт 3 статьи 101 НК РФ предусматривает перечень действий, которые должен совершить руководитель (заместитель руководителя) налогового органа непосредственно перед рассмотрением материалов налоговой проверки. Данное правовое регулирование направлено на защиту прав налогоплательщика при рассмотрении материалов налоговой проверки, в частности обеспечивает ему возможность присутствовать при рассмотрении материалов проверки с разъяснением прав и обязанностей. Таким образом, это положение Налогового кодекса Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявительницы в указанном ею аспекте. Что касается статьи 140 НК РФ, то она устанавливает порядок рассмотрения вышестоящим налоговым органом жалобы (апелляционной жалобы) налогоплательщика на решение нижестоящего налогового органа. Это законоположение предусматривает, в частности, обязанность вышестоящего налогового органа рассмотреть такую жалобу на основании документов, подтверждающих доводы лица, подавшего жалобу, дополнительных документов (которые налогоплательщик вправе представить в ходе ее рассмотрения), а также материалов, представленных нижестоящим налоговым органом. Иными словами, проверяя законность решения нижестоящего налогового органа, вышестоящий налоговый орган основывает свое решение на фактах и обстоятельствах, установленных в указанном решении, с учетом материалов, представленных ему нижестоящим налоговым органом, а также самим налогоплательщиком. Следовательно, будучи направленной на защиту прав налогоплательщиков, а не на их ограничение, статья 140 Налогового кодекса Российской Федерации также не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы в указанном ею аспекте.
Июн
26
Пт
Невключение ИП в реестр таможенных перевозчиков не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод участников экономической деятельности
В своей жалобе в Суд гражданин оспаривает конституционность пункта 1 статьи 18 Таможенного кодекса Таможенного союза, в соответствии с которым таможенным перевозчиком признается юридическое лицо государства - члена Таможенного союза, отвечающее условиям включения в реестр таможенных перевозчиков, после включения в данный реестр. Как следует из представленных материалов, ФТС письмом проинформировала заявителя о невозможности его включения в реестр таможенных перевозчиков в связи с тем, что он является ИП. По мнению заявителя, пункт 1 статьи 18 Таможенного кодекса Таможенного союза не соответствует статьям 17 (часть 2) и 18 Конституции Российской Федерации, поскольку он препятствует включению ИП в реестр таможенных перевозчиков.

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что, в реестр таможенных перевозчиков включаются те юридические лица, которые соответствуют ряду ограничительных условий, в частности по срокам осуществления профессиональной деятельности, финансовой состоятельности, отсутствию фактов привлечения в течение 1 (одного) года до дня обращения в таможенный орган к административной ответственности за правонарушения в сфере таможенного дела, а также организационно-правовой форме. Как неоднократно отмечал КС РФ, индивидуальная предпринимательская деятельность по своей правовой природе отличается от экономической деятельности организаций, в частности, тем, что не предполагает обособление и консолидацию капитала, а, напротив, заключается в использовании собственного имущества физического лица в предпринимательских целях. Это, в свою очередь, дает возможность установления при определенных условиях неодинакового регулирования в отношении организаций и ИП. Применительно к отношениям по таможенной перевозке экономическое положение и специфика организации юридических лиц позволяют им принимать на себя повышенные обязательства и предпринимательские риски, связанные с участием во внешнеэкономической деятельности. Тем самым, в частности, поддерживается стабильность отношений, связанных с внешнеэкономической деятельностью таможенных перевозчиков, обеспечивается безопасность таможенной перевозки и исполнение обязанности по уплате таможенных пошлин. В связи с этим само по себе сужение круга лиц, которые могут быть включены в реестр таможенных перевозчиков, не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод участников экономической деятельности.
Суд рассмотрел дело о взыскании задолженности за поставленный товар, а также процентов
Общество обратилось в Арбитражный суд с иском к ИП о взыскании задолженности за поставленный товар в размере 151 600 руб., а также процентов в размере 8 338 руб. Как следует из представленных материалов, во исполнение условий договора Общество поставило в адрес Предпринимателя товар на общую сумму 151 600 руб. В нарушении условий договоров Предприниматель оплату за поставленный товар не произвел, в результате чего у него образовалась задолженность в размере 151 600 руб. Ненадлежащее исполнение обязательств со стороны ответчика по оплате поставленного товара, послужило истцу основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим исковым заявлением. Ответчик, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, просит отменить принятые по делу судебные акты. Податель жалобы указывает, что договор с истцом заключен не им лично, а Недорезовым С.М., который не является сотрудником Предпринимателя и не наделен соответствующими полномочиями, что также подтверждается постановлением оперуполномоченного ОУР ОВД об отказе в возбуждении уголовного дела.

Суд, изучив материалы дела и приведенные в жалобе доводы, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для отмены судебных актов, указав, что поскольку ответчиком не представлены доказательства своевременной оплаты полученного товара в сроки установленные в договоре, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно удовлетворили требования о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.
При рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции ответчик не заявлял о том, что им не заключались и не подписывались договоры поставки, с заявлением о фальсификации доказательств в порядке, установленном статьей 161 АПК РФ не обращался, о назначении по делу почерковедческой судебной экспертизы не ходатайствовал. Кроме того, в отношении лица подписавшего договор с описанием совершенных им действий не представлен приговор суда, который был бы обязателен для арбитражного суда в силу части 4 статьи 69 АПК РФ. Доводы подателя жалобы не могут служить основанием для отмены судебных актов, повторяют доводы апелляционной жалобы, которым судом апелляционной инстанции дана надлежащая оценка. Выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Суды правильно применили нормы материального и процессуального права. В связи с этим кассационная инстанция не находит оснований для иной оценки доказательств и отмены обжалуемых судебных актов.
Июн
25
Чт
Суд рассмотрел вопрос о внесении в повторное свидетельство о перемене имени сведений о национальности
Как следует из представленных материалов, заявитель, полагая, что в силу положений Федерального закона "Об актах гражданского состояния" орган записи актов гражданского состояния обязан указать в повторном свидетельстве о перемене имени сведения о национальности, которые просит указать гражданин, вне зависимости от сведений, указанных в записи акта о перемене имени, оспорил пункты 49 и 57 Правил заполнения бланков записей актов гражданского состояния и бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 17.04.99 N 432. Решением ВС РФ, оставленным без изменения апелляционным определением Апелляционной коллегии ВС РФ, отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующими указанных норм. По мнению заявителя, оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции РФ, поскольку не допускают внесения в повторное свидетельство о перемене имени сведений о национальности, которые просит указать гражданин, но которые не включены в запись акта о перемене имени.

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что каждый имеет право определять свою национальную принадлежность и указывать ее в любом документе, в котором могут содержаться такие сведения, а принуждение лица к указанию своей национальности не допускается. В соответствии с Федеральным законом "Об актах гражданского состояния" данное право может быть реализовано, в частности, при перемене имени: сведения о национальной принадлежности вносятся в запись акта о перемене имени по желанию лица при его обращении с заявлением о перемене имени, а также включаются в выдаваемое ему в удостоверение факта государственной регистрации акта о перемене имени свидетельство о перемене имени. При этом в свидетельство о перемене имени, в том числе повторное, включаются только те сведения, которые были внесены в запись акта о перемене имени, чем обеспечивается публичная достоверность данного официального документа. В связи с этим и принимая во внимание, что согласно представленным заявителем материалам запись акта о перемене им имени не содержала сведений о его национальности, исключение Федеральным законом "Об актах гражданского состояния" возможности внесения в повторное свидетельство о перемене имени сведений, не указанных в записи акта о перемене имени, не может расцениваться как нарушающее конституционное право заявителя на определение и указание своей национальной принадлежности.
Суд разъяснил отличия от порядка определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения от порядка определения цены товаров, работ или услуг, предусмотренного гражданским законодательством
ООО обратилось с жалобой в суд на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 153, пунктами 1 и 2.1 статьи 154, а также пунктом 4 статьи 166 НК РФ. Суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы, отметив, что предусмотренный оспариваемыми заявителем законоположениями порядок исчисления и уплаты НДС предполагает необходимость установления факта изменения стоимости товаров (работ, услуг) для целей исчисления и уплаты НДС, а также определения действительной стоимости их реализации; это, в свою очередь, позволяет определить сумму НДС, подлежащего уплате по итогам каждого налогового периода, в размере, предусмотренном Налоговым кодексом РФ. В своем ходатайстве ООО просит разъяснить, содержат ли пункт 2 статьи 153, пункт 1 статьи 154 и пункт 4 статьи 166 НК РФ правила определения цены товаров (работ, услуг), а также действительной стоимости их реализации для целей исчисления и уплаты НДС, отличные от правил определения цены товара (работы, услуги), предусмотренных гражданским законодательством.

В Определении от 23 октября 2014 года N 2320-О Суд указал, что оспариваемые заявителем положения статей 153, 154 и 166 НК РФ определяют лишь порядок исчисления налоговой базы по НДС и порядок исчисления указанного налога. Что же касается вопроса определения цены товаров (работ, услуг), а также действительной стоимости их реализации контрагенту, то указанный вопрос разрешается исходя из условий гражданско-правовых сделок налогоплательщика и оспариваемыми заявителем законоположениями не регулируется. Таким образом, указанное решение какой-либо неопределенности не содержит, а поставленные в ходатайстве вопросы не требуют дополнительного истолкования решения.
Июн
23
Вт
Транспортное средство, изъятое правоохранительными органами в рамках расследования уголовного дела, не освобождает налогоплательщика от уплаты транспортного налога
Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции с заявительницы взыскана задолженность по транспортному налогу и пени за период, включающий время, когда гражданка фактически была лишена возможности использовать транспортное средство в связи с его изъятием правоохранительными органами в рамках расследования уголовного дела. По мнению заявительницы, оспариваемые нормы Налогового кодекса возлагают на налогоплательщиков обязанность по уплате транспортного налога при отсутствии у них возможности пользоваться автотранспортным средством, а потому противоречат статье 57 Конституции РФ.

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению, указав, что федеральный законодатель в целях исчисления транспортного налога в главе 28 НК РФ связывает наличие у налогоплательщика объекта налогообложения с фактом регистрации транспортного средства в порядке, установленном законодательством РФ, что само по себе не может рассматриваться как нарушающее права налогоплательщика. Расширение же перечня случаев, когда налогоплательщик считается не имеющим объекта обложения транспортным налогом, за счет включения в него случая временного выбытия транспортного средства из владения налогоплательщика в связи с возбуждением уголовного дела, в рамках которого транспортное средство изъято как вещественное доказательство, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.
Налоговики вправе истребовать в последний день выездной налоговой проверки документы
В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов судов апелляционной и кассационной инстанций в части отказа в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на нарушение и неправильное применение судами норм права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела. Обращаясь в суд, налогоплательщик указывает на незаконность действия должностных лиц налогового органа, выразившиеся в направлении требований о предоставлении документов в последний день выездной налоговой проверки. Отказывая в удовлетворении требований заявителя в указанной части, суды апелляционной и кассационной инстанции, руководствуясь положениями статей 89, 93, 101 НК РФ, пришли к выводу о наличии у налогового органа права истребовать в последний день выездной налоговой проверки документы, необходимые ему для проведения мероприятий налогового контроля и относящиеся к проверяемому налоговому периоду.

Изучив представленные материалы, Суд не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что доводы, изложенные в жалобе, выводы судов не опровергают и основаны на ином толковании норм права. Иное толкование заявителем норм права и иная оценка обстоятельств по делу не свидетельствует о нарушении судами норм материального и процессуального права.
Июн
22
Пн
Утрата права на применение ПСН при неоплате стоимости патента, является законной
ИП подал жалобу в Суд, где оспаривает конституционность пп. 3 п. 6 ст. 346.45 НК РФ, в соответствии с которым налогоплательщик считается утратившим право на применение ПСН и перешедшим на общий режим налогообложения с начала налогового периода, на который ему был выдан патент, в случае, если он не уплатил налог в установленный данным Кодексом срок. По мнению заявителя, нарушение срока уплаты налога должно приводить к начислению сумм пени, а не к лишению права на применение ПСН. В этой связи заявитель просит признать оспариваемое законоположение противоречащим Конституции Российской Федерации, ее статьям 6 (часть 2), 15 (части 1 и 2) и 18.

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что применение ИП спецрежима, как правило, связано с уменьшением общего размера налоговых обязательств и созданием более благоприятных условий для ведения налоговой отчетности. Это требует соблюдения требований, установленных законом, которые должны быть известны налогоплательщику, обратившемуся в налоговый орган с заявлением о получении патента. Одним из таких требований обязательного характера является своевременность уплаты налога в рамках ПСН. Несоблюдение данного требования влечет за собой утрату налогоплательщиком возможности применения ПСН пп. 3 п. 6 ст. 346.45 НК РФ). Таким образом, оспариваемое заявителем положение НК РФ, направленное на регулирование условий применения ИП ПСН и действующее равным образом для всех налогоплательщиков, само по себе не нарушает его конституционные права в указанном в жалобе аспекте.
Взимание транспортного налога прекращается с прежних собственников с момента регистрации на нового владельца, а не со дня заключения договора о продаже машины
Как следует из представленных материалов, 31.10.2013 года физлицо заключил договор купли-продажи принадлежащего ему на праве собственности автотранспортного средства, при этом изменение регистрационных данных было осуществлено новым собственником 09.11.2013 года. На основании этого факта физлицу направлено налоговое уведомление о необходимости уплатить транспортный налог, в том числе за ноябрь 2013 года. Гражданин обратился в арбитражный суд за признанием недействительным указанного уведомления налогового органа, но получил отказ со ссылкой на то, что обязанность по уплате транспортного налога ставится в зависимость от регистрации транспортного средства, а не от факта его нахождения в собственности того или иного лица; в случае изменения в течение налогового периода собственника транспортного средства транспортный налог уплачивается каждым из собственников исходя из количества полных месяцев, в течение которых транспортное средство было зарегистрировано на каждого из них. По мнению заявителя, статьи 357, 358 и 362 НК РФ допускают возложение на лиц, утративших право собственности на транспортное средство, обязанности по уплате транспортного налога, при том, что своевременность внесения изменений в регистрационные данные такого транспортного средства зависит от действий нового собственника. В связи с этим гражданин просит признать оспариваемые законоположения не соответствующими статьям 8 (часть 2), 19, 35 (часть 2), 55 (часть 3) и 57 Конституции РФ.

Суд, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что федеральный законодатель, устанавливая в главе 28 НК РФ транспортный налог, связал возникновение объекта налогообложения с фактом регистрации транспортного средства на налогоплательщика. При этом Административным регламентом МВД РФ по предоставлению госуслуги по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним предусмотрена возможность прекращения регистрации транспортного средства по заявлению прежнего владельца в случае неисполнения новым владельцем обязанности по внесению изменений в регистрационные данные в течение 10 дней со дня приобретения транспортного средства. Следовательно, оспариваемые положения НК РФ не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.
Июн
19
Пт
Суд подтвердил конституционность статьи 159 УК РФ
В Суд поступило заявление от гражданки РФ, осужденной за совершение преступлений, квалифицированных по части третьей статьи 159 УК РФ, об оспаривании конституционности данной нормы, которая устанавливает уголовную ответственность за мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере. По мнению заявительницы, оспариваемое законоположение не соответствует статье 55 Конституции РФ, поскольку - ввиду неопределенности его содержания - позволяет квалифицировать действия, связанные с получением денег в виде пособий из бюджета, как мошенничество без учета особенностей правового регулирования выплат бюджетных денежных средств, а также привлекать лицо, непосредственно которому денежные средства не выплачивались, к уголовной ответственности за такие деяния с вменением квалифицирующего признака "использование своего служебного положения", хотя оно не имело организационно-распорядительных полномочий в сфере таких выплат.

В настоящем определении Суд указал, что любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, - каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия). Проанализировав оспариваемую норму законодательства, Суд пришел к выводу, что закрепляемые в этой норме общие признаки мошенничества и особо квалифицирующий его признак "использование своего служебного положения" подлежат установлению во взаимосвязи с положениями Общей части уголовного закона, в том числе определяющими принцип и формы вины, основание уголовной ответственности (статьи 5, 8, 24 и 25). Кроме того, часть вторая статьи 33 УК РФ прямо определяет, что исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных данным Кодексом. Соответственно, оспариваемое законоположение не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявительницы.
Суд рассмотрел дело о признании коммандитного товарищества банкротом
Согласно материалам дела, суд признал необоснованным заявление бывшего вкладчика коммандитного товарищества о признании данного товарищества банкротом, а само товарищество – несостоятельным (банкротом). В своей жалобе в Конституционный Суд РФ бывший вкладчик товарищества оспаривает конституционность абзаца восьмого статьи 2 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", определяющего понятие конкурсных кредиторов, и абзаца второго пункта 2 его статьи 4, устанавливающего, размеры каких денежных обязательств учитываются для определения наличия признаков банкротства должника. По мнению заявителя, данные законоположения противоречат статьям 46 (часть 1), 55 (часть 2) и 56 (часть 3) Конституции РФ в той части, в какой они не позволяют признавать бывшего вкладчика коммандитного товарищества (товарищества на вере) конкурсным кредитором и включать его требования в реестр требований кредиторов должника.

Изучив представленные материалы, Суд не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав, что оспариваемые положения сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителей, ранее являвшихся участниками общества-должника. Кроме того, в силу положений статей 75 и 82 ГК РФ полные товарищи в товариществе на вере солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества, что направлено на предоставление дополнительных гарантий удовлетворения требований кредиторов товарищества на вере.
Июн
18
Чт
Формы патента и заявления на его выдачу изданы ФНС России в пределах ее компетенции
Верховный Суд РФ подтвердил компетентность ФНС России утверждать формы патента (форма N 26.5-П) и заявления на получение патента (форма N 26.5-1). При этом Суд отметил необходимость указания в указанных формах адреса места осуществления предпринимательской деятельности или места нахождения объектов, используемых для осуществления предпринимательской деятельности. Это необходимо для определения территории действия патента и размера потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода, на основании которого исчисляется налог, уплачиваемый в связи с применением патентной системы налогообложения.

В силу статьи 346.47 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения признается потенциально возможный к получению годовой доход индивидуального предпринимателя по соответствующему виду предпринимательской деятельности, установленный законом субъекта РФ. Так, патентная система налогообложения в соответствии с подпунктом 19 пункта 2 статьи 346.43 НК РФ применяется в отношении сдачи в аренду (найма) жилых и нежилых помещений, дач, земельных участков, принадлежащих индивидуальному предпринимателю на праве собственности.

Ведется подготовка документа. Ожидайте